Коронация состоится в любую погоду!

Проект «Путешествия» был задуман как совместная постановка Нидерландской национальной оперы (Амстердам), Королевской Датской (Копенгаген) и Оперы Австралии (Сидней). Но после того, как ее последовательно посмотрели в этих трех городах, она перекочевала еще и на сцену Римской оперы. На родину Россини – и режиссера-постановщика Дамиано Микьелетто. Который воплотил свою трактовку «Путешествия в Реймс» и на нашей сцене.

… Шел 1824 год. Стендаль публикует книгу о Россини. Маэстро всего тридцать шесть лет, а популярность его музыки уже не имеет границ. Увенчанный европейской славой, по окончании блестящих лондонских гастролей, он принимает решение обосноваться в Париже, где получает пост музыкального директора Итальянской оперы. А публика с нетерпением ожидает нового оперного шедевра маэстро.

Прекрасным поводом для создания «актуальной оперы» авторы посчитали самое громкое событие тех дней. Франция жила предстоящей коронацией Карла X, когда «королевская власть в последний раз попыталась поразить пышностью своих церемоний». В бурной истории Франции XIX века это была единственная мирная смена власти, и предстоящая коронация воспринималась – как дань традиции – помпезным спектаклем и символом возвращения к основам дореволюционной монархии. Церемония происходила в Реймсском соборе 28 мая 1825 г.

Либретто оперы, принадлежавшее перу Луиджи Балокки, было написано по мотивам романа Жермены/мадам де Сталь «Коринна, или Италия», но в целом имело сюжет достаточно самостоятельный. Действие разыгрывалось в курортном городке Пломбьер. Здесь в гостинице «Золотая лилия» остановилось аристократическое общество на пути в Реймс, где должна состояться коронация. Важные постояльцы — большие оригиналы, собравшиеся почти со всей Европы, — попадают в невообразимо комические ситуации.

Здесь при желании можно ознакомиться с персонажами и коллизиями оригинального либретто.

В конце концов, поездку в Реймс приходится отменить! Путешественники, впрочем, следуя законам комической оперы, недолго пребывают в унынии и решают устроить праздничный банкет прямо в гостинице, на котором каждый из гостей произносит тост в честь короля в духе своей родной страны. Все вместе они звучат как череда национальных гимнов, завершаемых торжественным общим ансамблем — единым чествованием короля от имени всей Европы…

Внимание, уважаемые зрители, это важно! На нашем спектакле вам не придется останавливаться в гостинице и пировать на банкете, но не падайте духом: сама коронация, тем не менее, состоится!

Il Viaggio a Reims-r1.jpg
Режиссер-постановщик Дамиано Микьелетто.

Каким образом и почему, расскажет Дамиано Микьелетто:

– Эта опера для своего времени была событием примерно той же значимости, что мега- шоу, которые сейчас ставятся к открытию Олимпийских игр или чемпионатов по футболу. Но чтобы увлечь сегодняшнюю публику этим оперным проектом, одной коронации недостаточно. Тут требуется особое режиссерское решение, которое связало бы оперную историю с современностью. Поэтому мы разделили многочисленных участников «Путешествия»: одни остаются в своем времени — это персонажи «исторические», остальные же становятся нашими современниками. Но где бы нам с вами могли повстречаться все эти вымышленные герои? Ответ очевиден: конечно, в музее! Вот она, отправная точка для нашего фантастического концепта.

«Золотая лилия» из гостиницы превратится в современную картинную галерею. Действие развернется накануне ее торжественного открытия. (Владелицей, окруженной целым штатом сотрудников и рабочих, будет Мадам Кортезе, «бывшая» хозяйка гостиницы — ред.). Совершенно естественно, что все участники происходящих событий — точно так же, как и в оригинальном либретто, — находятся в состоянии крайнего беспокойства. Если говорить о наших «исторических» героях, то они… потерялись в музее, очень долго ищут свои вещи, свое «место» — пока, наконец, не обнаруживают, что являются фантазией и даже более того — персонажами одной картины. Грандиозного полотна Франсуа Жерара «Коронация Карла X».

То, что мы избрали местом действия музей, позволило придумать много забавных игровых моментов, которые дали повод поговорить об искусстве, о жизни, которая проходит в непосредственной близости к искусству, иногда причудливо «переплетаясь» с ним, о диалоге между реальностью и фантазией. К примеру, такой персонаж, как Лорд Сидней становится у нас реставратором и настолько вживается в профессию, что путает собственную жизнь с «жизнью картины» (он страстно влюблен в портрет Коринны, который готовит к выставке). Обратная ситуация — наш «персонаж из картины» Шевалье Бельфьоре видит девушку в зале, делающую набросок в альбоме (Коринну «в современном облике» — ред.), — и влюбляется в нее. Он хочет привлечь ее внимание, понравиться, сказать: «Посмотри! Я такой же, как ты…», но для этого ему приходится обзавестись современной одеждой.

В нашей галерее представлено исключительное разнообразие эпох и стилей. Здесь «оживают» картины Джорджоне, Веласкеса, Гойи, Дега, Ван Гога … и настает момент, когда они вдруг оказываются лицом к лицу с современным искусством — его олицетворяет фигура с картины Пикассо — и они, конечно, страшно пугаются!

В шутливых сценках-диалогах мы задаемся вполне серьезными вопросами, которые очень меня волнуют. Что действительно достойно называться шедевром? Какова истинная ценность произведения искусства, и можно ли судить о ней по количеству нулей ее стоимости? Мне хотелось, чтобы и зритель задумался над этими вопросами. Поэтому мы вывели на сцену представителя арт-рынка — его роль исполняет Дон Профондо, — который постоянно вывешивает ценники на «художественные объекты» и даже успевает провести аукцион.

В одной из сцен появляется чудесная фигурка, придуманная американским художником Китом Харингом (она изображена на афише спектакля — ред.). Этот человечек имеет для меня особое значение: он узнаваем и вызывает «очищающий» смех публики. А сам Кит Харинг для меня — настоящий «россиниевский» художник, он использует простые абстрактные формы, которые и веселят, и трогают.

История создания, потери и обретения

Il Viaggio a Reims r2.jpg
Алексей Неклюдов (Шевалье Бельфьоре) и Альбина Латипова (Коринна).
Фоторепортаж с репетиций Дамира Юсупова.