«Нос» — спектакль-эмблема театра Покровского

Давным-давно, а именно в самом конце двадцатых годов двадцатого же века, совсем
еще молодой Шостакович вдруг взял да и написал оперу «Нос» по одноименной «петербургской повести» Гоголя. История о том, как от майора Ковалева сбежал
его собственный нос и что из этого воспоследовало, переложенная юным гением на язык музыки, пришлась не слишком ко двору: эстетическая вольница 20-х годов заканчивалась, наступало мракобесие 30-х. Поэтому после единственной постановки
на сцене Малого оперного театра в Ленинграде «Нос» исчез с отечественных подмостков, пока в 1974 году его не возродили в Камерном театре Борис Покровский с Геннадием Рождественским.

Именно «Носу» суждено было стать для Камерного театра тем спектаклем-эмблемой, каким стала когда-то для МХТ чеховская «Чайка». «Нос» живет на сцене уже более 40 лет, его сыграли более трехсот раз, с триумфом показывали во многих странах.

Поразительнее всего то, что спектакль ничуть не устарел, и играется все с тем же азартом, как и много лет назад. Через эту оперу прошли несколько поколений артистов Камерного театра, но и сегодня в нем по-прежнему можно увидеть целый ряд участников премьерных спектаклей, по которым уже «настраиваются» более молодые коллеги. Говоря словами Гоголя, «кто что ни говори, а подобные происшествия бывают на свете; редко, но бывают».