ПЕРВАЯ КАРТИНА 

В глубинах Рейна резвятся русалки – Воглинда, Вельгунда и Флосхильда. Они стерегут клад – золото Рейна. За красавицами наблюдает нибелунг Альберих. Уродливый карлик неуклюже заигрывает с русалками, те манят его, но, когда тот приближается, с хохотом отталкивают. Альберих оскорблен и разгневан.

Лучи восходящего солнца, проникнув сквозь толщу вод, озаряют клад. Альберих привлечен блеском сокровища. Русалки проговариваются, что завладев золотом Рейна и выковав из него кольцо, можно обрести безграничную власть над миром. Но сделать это сможет лишь тот, кто отречется от любви. Альберих проклинает любовь и похищает золото.

ВТОРАЯ КАРТИНА 

Открытая местность на вершине горы. Вдали виднеется Вальгалла, чертог, возведенный для богов братьями-великанами Фафнером и Фазольтом. Верховный бог Вотан и его жена Фрика любуются замком. Фрика упрекает супруга: в уплату за постройку Вальгаллы он обещал великанам ее сестру Фрейю, богиню молодости и красоты. Она хранит золотые яблоки, дающие богам вечную молодость. При появлении великанов Фрейя умоляет Вотана, Фрику и братьев Доннера и Фро спасти ее. Но Вотан и не думал держать слово. Он полагается на помощь Логе, хитроумного и неуловимого бога огня, посулившего ему найти выход из трудного положения.

Великаны знают: лишившись Фрейи, боги утратят вечную молодость, а с нею и власть, – Фафнер и Фазольт требуют обещанного. Наконец появляется Логе. Он обыскал весь свет, но не нашел ничего, что можно было бы отдать великанам вместо богини юности. Но сейчас его больше беспокоит другое: похищено золото Рейна. Бесценный клад попал в руки нибелунга, который сковал кольцо, дающее власть над миром. Логе просит Вотана помочь дочерям Рейна вернуть сокровище. Однако Вотан сам уже мечтает завладеть кольцом. И великаны готовы обменять Фрейю на золото, – они уводят богиню в ожидании выкупа. Оставшись без Фрейи, боги начинают стареть на глазах. Вотан решает добыть кольцо и вместе с Логе отправляется в подземное царство нибелунгов.

ТРЕТЬЯ КАРТИНА

Подземная пещера в Нибельхайме. Когда-то нибелунги добывали драгоценности лишь ради удовольствия. Теперь же Альберих принуждает их работать день и ночь, чтобы умножить свои богатства. Своего брата, искусного кузнеца Миме, он заставил выковать волшебный шлем. Надев его, можно принять любой облик. Лишь теперь карлик может не опасаться быть ограбленным. Появляются Вотан и Логе. Альберих с гордостью указывает им на добытое нибелунгами золото и грозит покорить весь мир. Хитрый Логе, узнав о шлеме, желает убедиться в его волшебной силе. По просьбе богов Альберих превращается сперва в огромного змея, затем в жабу. Этого хитрец только и ждал: Вотан наступает на жабу, а Логе срывает с Альбериха шлем.

ЧЕТВЕРТАЯ КАРТИНА 

Вотан и Логе выводят пленника из подземелья. Они предлагают нибелунгу откупиться: его жизнь будет стоить ему всех накопленных богатств. Альберих соглашается, по его приказу нибелунги приносят золото. Одно только кольцо карлик хочет оставить себе, но и его отбирает Вотан. Тогда нибелунг проклинает кольцо: всякий, кто не обладает им, будет жаждать его, а кто завладеет – обречен на горе и смерть. Вотана про- клятие не страшит. Он объявляет богам, что сокровища найдены, и золотом они расплатятся с великанами.

Фазольт и Фафнер возвращаются за выкупом и требуют столько золота, сколько нужно, чтобы покрыть им Фрейю с ног до головы. Даже когда Вотан жертвует волшебным шлемом, сокровищ не хватает. Грубияны требуют кольцо. Но Вотан ни за что не хочет с ним расстаться. Боги волнуются: великаны готовы вновь увести Фрейю. В эту роковую минуту из глубины земли появляется вещая богиня Эрда и пророчит гибель богов, если Вотан не отдаст кольцо. Пересилив себя, тот повинуется. Но тотчас сбывается проклятие нибелунга: Фафнер убивает брата и забирает все золото себе. Вотан понимает, что зло привнесено в мир им самим, и что Вальгалла досталась ему ценой этого зла.

Боги готовятся к торжественному входу в свою новую обитель: Доннер, бог грома, вызывает грозу, а бог света Фро возводит к Вальгалле мост-радугу. Логе предчувствует, что это начало конца. Издали доносится пение дочерей Рейна, горько оплакивающих золото Рейна.