Юрий Смекалов, артист балета Мариинского театра и хореограф, о своем «серьезном» спектакле для детей и взрослых.

Ставить спектакль для детей труднее, чем для взрослых. Однако это не сугубо детский балет. Конечно, Чуковский в первую очередь обращался к детской аудитории. Конечно, наш спектакль о маленьком мальчике. Но этот мальчик переживает трудные времена. Ему — и это самый настоящий взрослый сюжет — предстоит сделать выбор. И выбор этот не прост. Перечитайте сказку, местами она напоминает триллер.

Волшебник — герой, который управляет всем происходящим, — носит черты самого Чуковского. И действие разворачивается в стилизованную эпоху 20-30-х годов: на это есть намеки в костюмах и реквизите. Но все это просто от желания высветить мощную, интересную личность Чуковского, который широкой публике известен прежде всего как автор «от двух до пяти». Все ли даже и вспомнят, как родился его псевдоним? Мы, кстати, хотим напомнить, выложив на сцене гигантскими детскими кубиками его настоящее имя.

Что касается самой сказки, умываться или не умываться, на самом деле, очень серьезный вопрос. Человек пытается найти себя! Отрицая чистоту и порядок, Замарашка (так зовут нашего героя), отрицает социум. Он приверженец беспорядка, и ему нравятся грязнули. Но, в итоге, с ним происходит метаморфоза — благодаря тем персонажам, которых я ввел в эту сказку, практически написав новое произведение по ее мотивам.

Должен быть дуэт — это естественно для балета. Девочка — Чистюля, немножко эфемерный образ, полугреза, полуреальность. Поэтому балет тоже получился... полуромантический такой. Однако будучи не совсем реальной девочкой в начале спектакля, в конце она становится реальной абсолютно. Замарашка меняет свое сознание — и Чистюля, пришедшая к нему откуда-то извне, чтобы помочь сделать выбор в пользу чистоты, обретает настоящую плоть и кровь. А мораль отсюда такова: если ты отрицаешь внутреннюю и внешнюю чистоту, никакой дружбы ни с кем не получится, люди будут отворачиваться от тебя.

Такая попытка научить разумному, доброму, вечному... Но чтобы пронять современных детей, нужно это вечное облечь в современную форму. Замарашка вступает в действие эдаким любителем фристайла (только приспособленного все-таки к балетной сцене). В уличном танце всегда отражается танцевальная мода сегодняшнего дня. В нем нет жестких канонов и установленных методик.

А классика вечна (так же, как и разумна и добра!). Поэтому порыв к чистоте и сама чистота выражены языком классического танца. От субкультуры Замарашка постепенно движется к культуре, осваивая вечный и прекрасный язык классического танца. Мир классики (точнее неоклассики, конечно) изначально представлен Чистюлей и Волшебником. Но поскольку спектакль густо населен разными персонажами, пришлось искать разные пластические ходы. Например, у Замарашки, как и в сказке Чуковского, есть друг — Котобёнок (производное от Кота и ребёнка). И недаром он настоящий друг: у его пластики много общего с пластикой Замарашки, но есть и свои индивидуальные черты — как у представителя животного мира!

Для обозначения новых персонажей придуманы «новые» слова: у нас действуют Генерамылиус, Дождекаплики, Солдачисты... Потому что хотя балет и ставится всерьез, однако все же с позиций семи-восьмилетнего ребенка. Придумывая все эти слова, я старался следовать самому Чуковскому, который культивировал в своих произведениях логику ребенка. Для него это была основа основ — высказывания детей, свидетельствующие о формировании их психологического отношения к миру. Отсюда у нас и получилось: не милиционер, к примеру, а улиционер. Кто такой милиционер, непонятно, а улиционер — это потому, что он по улицам ходит. Дети ведь любят соединять разные слова, образуя новые. Ну и наконец, это ведь хорошо — в какой-то степени всю жизнь оставаться ребенком. Это мы тоже учитывали, когда создавали свой балет.

Стихи такие замечательные, что захотелось взять хотя бы часть с собой, в спектакль, и лишний раз напомнить их детям. У нас есть две вокальные партии — баритона и баса. Баритон — голос Волшебника. Бас — это Мойдодыр. Есть еще и детский хор. И, конечно, детский балет: в спектакле заняты тридцать четыре воспитанника Московской академии хореографии.