Чисто английский путеводитель и чисто французский карнавал


Юных зрителей, собравшихся, может быть, в свое первое путешествие в прекрасную страну под названием «Музыка», ждет… интерактивное действо для двух актеров, дирижера, оркестра и компьютерных технологий!

Мы давно привыкли, что новые технологии стали нормой нашей обычной жизни и, как следствие, театральной жизни тоже. Молодая команда постановщиков, не допуская даже мысли о возможной скуке и зевках в зрительном зале, щедро оснастила ими Новую сцену театра, так что представление просто обязано быть по-настоящему увлекательным и современным.

The_Guide1_by_D_Yusupov.jpg

Аня - Ксения Елуферьева. Папа - Андрей Вальц. Фото Дамира Юсупова.

РЕЖИССЕР-ПОСТАНОВЩИК АЛЕКСЕЙ ФРАНДЕТТИ РАССКАЗЫВАЕТ О СВОЕМ СПЕКТАКЛЕ:

« Задача, которую нам изначально поставил театр, состояла в создании некоего интерактивного действа, в которое мы должны вовлечь маленького зрителя, чтобы помочь ему проложить путь к музыке. Поэтому мы решили отказаться от обычных, традиционных решений. У нас не будет «просто» чтеца и «просто» оркестра. Мы с моим постоянным соавтором Тимофеем Рябушинским (художником-постановщиком – ред.) придумали единую сюжетную конструкцию спектакля. Мы вводим двух главных героев – Папу и Дочку. Он рассказывает ей сказки перед сном, и вот эта «сказка на ночь» и становится связующей нитью двух частей нашего спектакля. А к тому тексту, что есть у Бриттена, мы добавим еще и текст для «Карнавала», который написал я сам. Так что это будет новая мини-пьеса.

Для меня как режиссера это тоже во многом новая история, потому что я никогда не работал с таким количеством видеоконтента. У нас замечательный оркестр, дирижер, два артиста. А еще установлен огромный экран, ответственный за «дополнительные» чудеса. Огромная работа проделана нашими видеохудожниками – Яном Калнберзиным и Евгением Афониным, применившими очень сложные технологии. Специально написаны компьютерные программы, запущены сервера. Работает камера, которой, естественно, управляет оператор. И все действие разворачивается «вживую». Зритель сидит себе спокойно в кресле и при этом абсолютно вовлечен в происходящее. Персонажами у нас будут именно сами дети. Или родители, которые приведут их на спектакль. Это уж как кому повезет.

Художника по свету Айвара Салихова и всю нашу команду художников я сразу же попросил сделать так, чтобы зритель моментально, едва переступив порог, ощутил себя не в зрительном зале, а как бы внутри произведения. Только представить себе, чердак заброшенного дома со всеми его тайнами и чудесами … Я думаю, зрителю здесь будет хорошо».

The_Guide1_photo by Elena Fetisova.jpg

Аня - Елизавета Бугулова. Фото Елены Фетисовой.


ВОЛШЕБНЫЙ МИР КИНО

«Путеводитель», как нетрудно догадаться, и создавался с просветительской целью. Музыка была заказана британским Министерством образования к образовательному фильму «Инструменты оркестра» Джеймса Мьюира Мэтисона, впервые показанному в 1946 г. Но премьера «Путеводителя» на концертной эстраде все же опередила кинопоказ: она состоялась шестью неделями раньше. Готовя партитуру к изданию, Бриттен предусмотрел разные варианты его исполнения, «снабдив» и разными названиями — «Путеводитель по оркестру для юных слушателей» и «Вариации и фуга на тему Перселла». С тех пор сочинение и живет под двойным именем, которое отражает два его удивительных лика.

С одной стороны, Бенджамин Бриттен рассказывает молодежи (с помощью комментариев, изначально принадлежавших драматургу и либреттисту Монтегю Слейтеру, но вскоре замененных текстом Эрика Крозье, нового соавтора композитора), как устроен современный, так называемый большой симфонический оркестр, который может собирать до ста и более инструментов на одной сцене. Он впечатляет своей массой, когда играют все его участники - tutti, дает представление о балансе звучания разных оркестровых групп и обладает широкой палитрой инструментальных тембров, которыми композиторы пользуются для создания особых красочных звучаний. Их хорошо слышно в вариациях для солирующих флейты-пикколо, арфы, ксилофона, бича и прочих инструментов.

Но Бриттен не ограничивается экскурсом в мир оркестра. Параллельно он ведет увлекательный диалог с историей музыки. Выбирая тему для сочинения, он погружается в гораздо более ранние музыкальные времена — а именно в XVII век, когда ни симфонический оркестр, ни многие входящие в него инструменты попросту не могли существовать, поскольку еще не были изобретены. Но уже тогда английская музыка могла гордиться великими именами. И среди них — Генри Перселл. Это поистине легендарная личность, мимо которой Бриттен пройти не мог, — композитор, по праву считающийся основателем английской оперы (в 1951 г. Бриттен создаст свою редакцию первой оперы Перселла «Дидона и Эней»). И все же тему для вариаций Бриттен взял не из опер, а из музыки, написанной для драматического театра. Таким образом, с помощью «Путеводителя» мы попадаем еще и в английский театр XVII века. Эта тема — одна из самых прекрасных в классической музыке — из музыки (Рондо) к пьесе «Абделазар, или Месть мавра» по трагедии Афры Бен, написанной в традициях популярной в то время «кровавой драмы».

В «Путеводителе» нас ожидает еще один «бриттеновский фокус». Умея быть понятным для всех, он не упрощает свой собственный, своеобразный, такой непохожий на другие и совсем не простой музыкальный язык. И конечно, вовсе не отказывается от сложных форм. Иначе ему самому был бы неинтересен процесс сочинения! Следом за вариациями вступает самая настоящая фуга, высшая полифоническая форма. Она тоже построена на теме (которая на этот раз принадлежит перу самого Бриттена) и на ее разнообразных и хитроумных проведениях по голосам оркестра (в переводе с латинского fuga означает «бег»). Более того, в ее финале композитор обращается к технически весьма сложному и не менее эффектному композиторскому приему — во время последних проведений темы Бриттена вступает тема Перселла, и они одновременно триумфально и весьма органично завершают это грандиозное сочинение.

И наконец, «Путеводитель» приводит нас к другому сочинению Бриттена в жанре оркестровых вариаций. Он переносит нас во времена, когда Бриттен сам когда-то учился писать музыку и очень нуждался в чутком руководстве. Маленькому Бенджамину посчастливилось — таким наставником для него стал известный английский композитор Фрэнк Бридж. Он и научил мальчика недетским, но таким важным в его ремесле вещам: умению ясно выражать свои мысли, ставить цель и настойчиво ее добиваться. Свою благодарность и почтение мастеру Бриттен выразил в «Вариациях на тему Фрэнка Бриджа». Символично, что именно это сочинение принесло ему первое признание. А его обращение к жанру вариаций еще раз напоминает о преемственности и ценности национальных традиций.


КАРНАВАЛ НА «ЖИРНЫЙ ВТОРНИК»

Если Бриттен писал музыку специально для маленьких слушателей, то Сен-Санс был бы очень удивлен, если бы вдруг узнал, что его «Карнавал животных» «числится» в детском репертуаре.

The_Guide_by Elena Fetisova.jpg

Фото Елены Фетисовой.

Личность необыкновенно разносторонняя и эрудированная, Сен-Санс был серьезным композитором и общественным деятелем, педагогом, дирижером. Сделал отличную карьеру пианиста и органиста, писал критические эссе, издавал старинную музыку. Сотрудничал с кинематографом — он первым из композиторов написал музыку к немому фильму («Убийство герцога Гиза», 1908 г.). Осведомленность Сен-Санса в своем предмете позволяла ему иной раз заявлять: «Я живу в музыке, как рыба в воде». Но и вне музыкальных вод он чувствовал себя вполне уверенно. Интересовался естественными науками — математикой, астрономией, археологией, был членом Французского астрономического общества, Института Франции, доктором Кембриджского университета, автором трудов по философии, литературе, сочинял стихи и рисовал карикатуры. Вот только для детей музыку не писал! Но пошутить любил. И делал это превосходно.

И хотя автор обозначил свое сочинение как «большую зоологическую фантазию», зоопарк здесь ни при чем. Тут разворачивается карнавал, во время которого даже серьезные музыканты не прочь пошутить и примерить на себя маски… разных животных. Премьера состоялась 9 марта 1886 г. в так называемый «жирный вторник» (Mardi gras) — последний день карнавала перед началом Великого поста — в дружеском кругу. Его составили виолончелист Шарль Лебук (ему посвящена популярнейшая ныне пьеса «Лебедь»), флейтист Поль Таффанель, кларнетист Шарль Тюрбан, контрабасист Эмиль де Байи. Партии двух фортепиано исполняли Луи Дьемер и сам композитор. Две скрипки и альт дополнили струнные инструменты до квинтета, а ударные — ксилофон и стеклянная гармоника — придали законченный блеск всему ансамблю.

Четырнадцать пьес сюиты представляют собой небольшую «энциклопедию музыкальной пародии», полную юмора и мягкой иронии. Музыкальные номера выстроены по принципу контраста: Вступление и Королевский марш льва, Куры и петухи, Антилопы (быстрые животные), Черепахи, Слон, Кенгуру, Персонажи с длинными ушами, Кукушка в глубине леса, Птичник, Пианисты, Ископаемые, Аквариум, Лебедь, Финал. С легкой руки Сен-Санса здесь пародируется все: музыкальные «штампы», сами музыканты, музыка — старинная французская и популярные в то время сочинения. Сен-Санс широко пользуется звукоизобразительными приемами, подражая голосам животных, прямыми цитатами и музыкальными аллюзиями.

Переклички с французскими клавесинистами Ф. Купереном и Ж. Рамо звучат в пьесе «Куры и петухи». «Черепахи» отплясывают канкан из оперетты Жака Оффенбаха «Орфей в аду», который непросто узнать, поскольку в доступном черепахам темпе он исполняется в восемь раз медленнее! «Слон», известный своей «легкой» походкой, представлен Вальсом сильфов из «Осуждения Фауста» Г. Берлиоза в исполнении контрабаса, к которому присоединяется воздушная тема эльфов из «Сна в летнюю ночь» Ф. Мендельсона. Рекордсмен по цитатам — пьеса «Ископаемые». Здесь появляется сам автор – ксилофон выстукивает тему из его симфонической поэмы «Пляска смерти», кларнет подхватывает, наигрывая колоратуры из каватины Розины в «Севильском цирюльнике» Дж. Россини, и две старинные детские песенки довершают эту фантастическую картину.

The_Guide2-photo by Elena Fetisova.jpg

Фото Елены Фетисовой.

Отчаянные «Пианисты» «штурмуют» инструмент, пробираясь к вершинам мастерства через ежедневные бесконечные гаммы и упражнения, неутомимо осваивая «Школу беглости» К. Черни. В беглости они соревнуются с «Антилопами», в прыжках — с «Кенгуру», так что недолго и перепутать, кто же здесь самые быстрые животные! Из людей музыкальных профессий легко узнаваемы музыкальные критики — по крику осла в «Персонажах с длинными ушами».

Особняком среди пародий и «масок» карнавала держится «Лебедь» — идеальный образ, переданный в прекрасной кантилене. Только эту пьесу из всей сюиты автор позволил исполнять публично (и вскоре она стала чрезвычайно популярной, зазвучала на всевозможных инструментах, а наибольшую известность получил балетный номер «Умирающий лебедь», поставленный на эту музыку знаменитым хореографом Михаилом Фокиным для Анны Павловой). Остальные пьесы Сен-Санс держал под запретом, не разрешая ни издавать, ни исполнять, сделав только одно исключение. Известно, что «Карнавал» исполнялся через два месяца после «дружеской» премьеры, 2 апреля 1886 г., в салоне прославленной певицы Полины Виардо специально для Ференца Листа, друга и покровителя Сен-Санса. А широкой публике «большая зоологическая фантазия» стала доступной лишь в 1921 г.: в своем завещании композитор наконец дал согласие на публикацию всей сюиты. С тех пор «Карнавал» торжественно шествует по миру и, по иронии судьбы, стал одним из наиболее часто исполняемых произведений Сен-Санса. Что ж, как говорил он сам: «Вкус публики, хороший или плохой, — безразлично, — это драгоценный путеводитель для художника». От себя добавим: хороший! Хороший вкус демонстрирует публика, выбирая и «Путеводитель по оркестру», и «Карнавал животных».