Сон минувшего

«Сон из минувшего» — такая, сделанная яркими буквами надпись, чтобы видно было сквозь густые облака, покрывавшие сцену, в 1862 г. появлялась в финале пролога трехактного балета «Дочь фараона». И следом перед взором изумленной публики разворачивалось грандиозное, феерическое зрелище, которому не было равных во всем императорском балете середины ХIХ века. Тут все должно было поражать зрителей — нескончаемые шествия, роскошные, масштабные и досконально прописанные декорации (за перспективу залы во дворце фараона художнику Андрею Роллеру было присвоено звание академика). Впечатляли красочные костюмы «под Египет», обилие массовых и сольных танцев, первоклассный исполнительский состав. Центральную партию танцевала итальянская гастролерша Каролина Розати, ее кавалером выступил сам Мариус Петипа, а партия Рыбака досталась Льву Иванову. Словом, хореографом были учтены все пожелания, какие только можно предъявить к постановщику «великолепного спектакля» в стиле модного тогда эклектизма, называемого также «стилем Наполеона III», вершиной которого впоследствии стал балет «Баядерка». «Дочь фараона» пользовалась у публики ошеломляющим успехом. Подвигом считалось достать ложу на этот балет, который начинался в половине восьмого и завершался чуть ли не в двенадцатом часу ночи.

Этому «балетному Египту» была уготована долгая и счастливая сценическая судьба. Поставленный Мариусом Петипа на сцене петербургского Большого театра в 1862 г., он неоднократно возобновлялся. Его обожали петербургские балерины, особенно Матильда Кшесинская, которая считала этот балет своей «личной собственностью», блистала в нем не только техникой, но и романовскими бриллиантами от Фаберже. В нем она чувствовала себя «царицей бала».

Снятый с афиши уже в советское время «за малую художественную ценность», он тем не менее последний раз вернулся в репертуар петербургского театра в 1928 г. — тогда партию дочери фараона Аспиччии исполнила юная балерина Марина Семенова.

Большим успехом «Дочь фараона» пользовалась и в Москве. В 1864 г.этот балет из Петербурга был перенесен на сцену московского Большого театра. А в 1905 году балетмейстер Александр Горский даже создал свою редакцию, сочинив новое либретто в духе «научных открытий в области египтологии».

«По-египетски» одетая московская «Дочь фараона» привлекала балетных «бунтарей». Она пришлась по душе и любимым балеринам Александра Горского, среди которых были Вера Каралли и Софья Федорова, и петербургским примам. К примеру, партию Бинт-Анты (такое имя у Горского носила Аспиччия) наряду с холодной красавицей Верой Каралли — будущей дивой немого кино, которая так нравилась Горскому,танцевала и Анна Павлова, специально приезжавшая из Петербурга.

Но потомкам в наследство достались лишь «осколки»былого величия этого «египетского балета». Увесистая партитура, сочиненная в рекордно короткие сроки штатным капельмейстером императорских театров Цезарем Пуни. Подробнейшее, местами уморительное по наивности либретто знаменитого либреттиста Жюля-Анри Вернуа де Сен-Жоржа, созданное с оглядкой на некогда популярную повесть Теофиля Готье «Роман мумии».

Раритетная отрывочная дореволюционная запись хореографии и репетитор из фонда бывшего режиссера Мариинского театра Николая Сергеева, записи которого с 1969 г. находятся в архиве Гарвардского университета в США. И еще об этом балете сохранились многочисленные колоритные театральные анекдоты, дошедшие до наших дней.

В «Дочери фараона» было все, что сердцу угодно. Сентиментальность и пафос, пышная экзотика и отголоски романтизма. А среди действующих лиц фигурировали современник Петипа — английский лорд-путешественник, его слуга — предтеча Санчо Пансы («Дон Кихот» Петипа поставит семь лет спустя), жених героини — нубийский король-предатель, армянские купцы, которые, накурившись опия,переселяются в древнеегипетское царство...

На сцене было обилие «спецэффектов» — и буря в пустыне в начале балета, и охота на льва, напавшего на дочь фараона, разные преследования, неоднократные попытки самоубийства, фантастический праздник всех рек, ручейков, нереид и нимф на дне Нила.

Роскошным и грандиозным (по свидетельствам современников) был обязательный для того времени апофеоз балета, условно разделенный на три уровня. На авансцене спали путешественники-современники, повыше располагался во всем своем великолепии пригрезившийся им древнеегипетский мир (фараон со свитой, его дочь, несметное количество рабов и прислужников), а на небесах появлялись египетские боги под предводительством Озириса и Изиды.

В «Дочери фараона» Мариус Петипа предстал не только великолепным «церемониймейстером» роскошных придворных балетных феерий, но прежде всего опытным мастером построения хореографических композиций (их было несметное количество) . Какими только танцами ни предлагал полюбоваться этот балет! При более экономном отношении их хватило бы на несколько балетов.

Знаменитый исследователь балетного наследия, вдохнувший новую жизнь ни в один забытый шедевр прошлых веков, Пьер Лакотт загорелся идеей возродить могучую псевдоегипетскую фреску Петипа уже давно, когда только начинал понимать, какая интересная, полная открытий и  приключений судьба ожидает реставратора столь, казалось бы, не поддающегося никакой реставрации искусства, как старинный балет.

Приступив к реконструкции, Пьер Лакотт первым делом пересмотрел либретто балета. Сделал разумные музыкальные купюры. А затем сам создавал-воссоздавал декорации и костюмы. Он фактически заново сочинил все танцы, наградив сложнейшими вариациями и адажио не только танцовщиц, но и танцовщиков, пользуясь при этом сильно осовремененной классической лексикой ХIХ века. Местами женщины и мужчины даже исполняют одни и те же виртуознейшие па, как было принято в шедеврах ХIХ века.

Второе рождение «Дочери фараона» произошло уже в Москве — эта реставрация была предпринята Пьером Лакоттом непосредственно по эксклюзивному заказу Большого театра, показавшего балет и на своей Исторической сцене, и на сцене Государственного Кремлевского дворца.

Третьим рождением «Дочери» можно считать видеосъемку спектакля, которую осуществила французская компания Bel Air Media. Накануне открытия театрального сезона 2004/05 этот фильм — впервые в практике Большого театра — был показан на огромном экране, установленном перед зданием Новой сцены. Его мог посмотреть любой прохожий, оказавшийся в эти часы на Театральной площади. А театральные вузы за несколько дней до трансляции получили специальные пригласительные билеты для своих педагогов и учащихся.

Четвертым этапом большого пути стало возобновление, предпринятое через год после того, как открылась после реставрации и ремонта Историческая сцена Большого театра. Балет вернулся в репертуар в 2012 г. – этим выходом на сцену «Дочь» ознаменовала свою 150-летнюю годовщину.

А 200-летняя годовщина маэстро Петипа стала импульсом к возвращению нашей «Дочери» в 2018 г.

За почти двадцать лет новейшей истории этого балета в нем выступили многие выдающиеся артисты Большого театра – Надежда Грачева, Нина Ананиашвили, Светлана Захарова, Мария Александрова, Екатерина Крысанова, Евгения Образцова, Ольга Смирнова, Николай Цискаридзе, Сергей Филин, Дмитрий Гуданов, Руслан Скворцов, Артем Овчаренко, Семен Чудин, Денис Родькин. Список открыт...

(С использованием фрагментов текста Виолетты Майниеце, написанного для буклета Большого театра).



				
Генеральный спонсор Большого театра – страховая компания «Ингосстрах»
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ
Официальный спонсор балета Большого театра – компания Nestlé