Метафора балета

«Этюды» – один из самых знаменитых датских балетов. Популярнее только Бурнонвиль, датский классик, живший в первой половине XIX века. Красота классического танца напрямую зависит от его чистоты, оттачиваемой в балетном классе. И этот процесс сам по себе может быть захватывающим. Датчанин Харальд Ландер спел в своих «Этюдах» гимн балетному уроку (он и музыкальный материал взял соответствующий – виртуозные пьесы Карла Черни, великого учителя игры на фортепиано). Однако «урок» вышел за рамки класса и превратился в потрясающий спектакль, в котором была в том числе отдана дань и букве, и духу стиля Бурнонвиля. (И его идеям: Бурнонвиль и сам «догадался» воспеть балетный экзерсис и школу танцев, поставив в 1848 г. балет «Консерватория». Ландер помнил об этом, задумывая свои «Этюды», и премьера пришлась как раз к столетию той постановки).

Королевский Датский балет впервые показал «Этюды» в 1948 г. С тех пор с ними познакомились и познакомили свою публику ведущие балетные труппы мира, среди которых балет Парижской оперы, Американский театр балета (АБТ), Финский национальный балет, балетные труппы Венской оперы, театра Ла Скала, Мариинского театра (список можно продолжать до бесконечности).

«Этюды» так много значат для меня, – говорил Ландер, – потому что этот балет я воспринимаю как метафору, в том числе моих мыслей о танце. Танцевать не означает только демонстрировать зрителям какие-то движения. Задача и цель балета в большей степени заключается в достижении единства души, танца и музыки!» Задача эта была в «Этюдах» выполнена, в противном случае не покорить бы им балетный мир.

«Урок» начинается с азов – демонстрации и «освоения возможностей» пяти основных позиций классического танца. Затем продолжается «у палки» – балетного станка. Постепенно упражнения на растяжку, различные наклоны корпуса сменяются все более разнообразной «работой», в которую включается все тело. Ландер выстраивает все более сложные, порой неожиданные, порой остроумные цепочки движений. В какой момент происходящее перестает быть экзерсисом и превращается в «полноценное» сценическое действо – еще там, у классного станка-барьера, который должен и был взят, или, когда начинается «аллегро»?

Стилизованные сцены в духе романтического балета первой половины XIX века (па де катр, па де де) сменяются опять-таки танцем все более технически изощренным и блестящим (па де труа, па де сис). Конец балета, заставляющий публику буквально реветь от восторга (при условии, что труппа хорошо справляется с этим крепким орешком), идет на сверхзвуковой скорости. Танцовщики взмывают ввысь, пересекают сцену мощными прыжками, подчиняют себе все ее пространство, и ты уже практически не вспоминаешь о том, как тихо и прилежно все это начиналось: первая позиция, вторая, пор де бра…


				
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Официальный спонсор балета Большого театра – компания Nestlé