*****

08.06.2013

«Светлый ручей» Большого, поставленный Алексеем Ратманским, великолепен!

Нет хореографа, работающего в сфере классического балета, более интересного и думающего, обладающего бóльшим влиянием, чем Алексей Ратманский. Брисбену повезло увидеть два абсолютно разных образчика его искусства во время аншлагового сезона Большого балета.

«Корсар» (2007 г.) может показаться пышным зрелищем, зацепившимся за слишком скудный и глуповатый сюжет. Но это односторонний взгляд. При более спокойном рассмотрении он предстает очаровательным «окном» в эпоху имперских вкусов и имперского отношения к балету. «Светлый ручей» Д. Шостаковича, впервые поставленный в 1935 г., представляет собой веселую небылицу, действие которой разворачивается в колхозе во время сбора урожая, но имеет собственную мрачную историю.

Вначале балет был встречен с большим одобрением, но вскоре советские власти жестоко наказали его создателей. Автор либретто был отправлен в ГУЛаг. Директор Большого тогда же был понижен в должности. А Шостакович больше не писал для балета.

Воссоздавая «Светлый ручей» (2003 г.), Ратманский отдал дань и этим художникам, и, я думаю, обычным людям сталинской России, которые в то время жили своей жизнью так же, как и мы все: стараясь справляться с тем, что есть, работая, любя и смеясь, когда могли себе это позволить. Он также заново сфокусировал внимание на забытой партитуре этого балета, необычайно насыщенной и обаятельной.

Интриги, флирт, запутанные ситуации, переодевания одних персонажей в других определяют течение того дня, когда артисты балета приезжают из города в уединенную деревню выступить на празднике в честь сбора урожая. Хотя танец полон света и переполнен радостью, все изменится для Петра, местного студента-агрария с блуждающим взглядом, и его любящей жены Зины. Приехавшая балерина и ее партнер, возможно, и стали катализатором наступившего хаоса, однако они же нашли и выход из него, отмеченный переодеванием, которое «поставило» на пуанты танцовщика-мужчину, превратив его в прелестную сильфиду.

Фундаментом всему служила яркая музыка Шостаковича, живая и красочная в исполнении Квинслендского симфонического оркестра под управлением Павла Сорокина.

Прекрасный жест в пятницу сделала балерина вечера Мария Александрова, бросившая в оркестровую яму свой «премьерный» букет. И это — тоже абсолютно верно.

«Светлый ручей» изобиловал великолепным танцем — роскошным, масштабным, моментально переходившим от комедии к захватывающему «классицизму». Но даже еще лучше была превосходно обдуманная игра всех находившихся на сцене артистов, занятых и в больших ролях, и в эпизодах. В пятницу во главе команды были теплая и живая Мария Александрова и Нина Капцова, выступавшая в партии восхитительной воздушной Зины. Руслан Скворцов колыхал свою тюлевую юбку и «колыхался» сам на пуантах огромного размера. А Михаил Лобухин был одновременно и мужественным, и немножко бестолковым в роли претендующего на любовь изменника.

Сезон Большого в Брисбене как нельзя лучше показал, почему Алексей Ратманский — самый востребованный хореограф современного балета. Как замечательно, что Австралийский балет заполучил его на новую постановку «Золушки», которая будет осуществлена в этом году.

Дебора Джонс
«Острелиэн», 8.06.2013

Перевод Натальи Шадриной