«Глядь – поверх текучих вод Лебедь белая плывет»*

26.09.2019

Среди музыкальных сказок Николая Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане» (1900) — одна из самых светлых. Перипетии, переживаемые ее героями, приводят к радостному для всех участников действия концу, злодеи получают прощение, но главное (большая редкость для романтических опер!) — никто не умирает. Исключением становится разве что «чародей»-коршун: он появляется на одну минуту во втором действии и тут же гибнет от стрелы Царевича Гвидона, — в соответствии с сюжетом сказки Александра Сергеевича Пушкина.

И написанное на основе этой сказки превосходное либретто Владимира Бельского, и партитура Римского-Корсакова, наполненная музыкальными «чудесами», были оценены по достоинству уже на первом представлении. Премьеру сыграло московское «Товарищество частной оперы» (1900). Этот спектакль стал легендарным благодаря декорациям Михаила Врубеля и «загадочному лику незабвенной царевны» — жены художника Надежды Забелы-Врубель.

Успех сопутствовал опере и в дальнейшем, хотя ее продвижение на императорскую сцену не было быстрым: в репертуаре Большого театра она появилась лишь в 1913 г. Под стать великолепным симфоническим картинам были в этом спектакле декорации Константина Коровина, блестящим — состав исполнителей, включая знаменитого баса Григория Пирогова (Царь Салтан), сопрано Леониду Балановскую (Царица Милитриса) и Елену Степанову (Царевна-Лебедь). Позднее в партии Милитрисы на сцене Большого театра выступала также Ксения Держинская, а в партии Царевны-Лебедь — Антонина Нежданова, причем для обеих это были любимые, сохранявшиеся в их репертуаре десятилетиями, роли. После премьеры эта опера пережила в Большом еще всего лишь две постановки – в 1959 и 1986 гг. Последняя сохранялась в репертуаре до 1989 г. Совершенно очевидно, что для четвертой время действительно пришло.

Tsar Saltan. Rep1. by Damir Yusupov.jpg
Режиссер-постановщик Алексей Франдетти.

Близость сюжета к первоисточнику – с детства знакомой всем сказке Пушкина, чудесные события, ее «наполняющие», лирическая теплота, изобразительность и красочность музыки (картин моря, знаменитого полета шмеля и других), — все это способствовало закреплению «Сказки о царе Салтане» в репертуаре русских и советских театров как «детского» спектакля.

Насколько мы останемся верны этой традиции или, напротив, насколько сильно нарушим ее может рассказать режиссер-постановщик Алексей Франдетти.

— «Три девицы под окном / Пряли поздно вечерком…» и так далее. Эти слова, знакомые с детства, воспринимаются почти как словесная формула. Мы привыкли к ним – и потому не особенно вникаем в их смысл. А что для вас самое важное в «Сказке о царе Салтане»?

— Каждый из нас хочет любить и быть любимым. Как бы банально это ни звучало. Эта мысль заложена и в этой опере тоже. Это история о том, что такое неполная семья и что такое семья вообще. О том, насколько важна семья для любого человека, независимо от того, маленький он или взрослый.

— Инерцию восприятия «Сказки о царе Салтане» создает и привычный глазу визуальный ряд: «Царевна-Лебедь» Врубеля, декорации Коровина, Головина, иллюстрации Билибина… Вы пытались дистанцироваться от этого?

— Мы ставим классическую русскую оперу. У нас очень красивые декорации Зиновия Марголина, во многом исторические костюмы Виктории Севрюковой. Спектакль довольно традиционный, первый акт уж точно. Далее начинаются разные перевертыши. Но сквозь всю эту красоту костюмов, декораций и света, я надеюсь, мы все равно пробьемся с тем, что хотим сказать. Хотя в этом смысле наша задача сложнее, чем у коллег, которые могут переодеть оперу в современные костюмы и благодаря этому подать новую проблематику более выпукло.

— Какой смысл вкладываете вы в истории своих героев?

— Мы ничего не надумываем «сверху», просто внимательно читаем сказку. Например, нам показалась уместной такая история. Царица Милитриса абсолютно земная. У нее реальные, мирские радости: «Мне нужен муж, мне нужен ребенок…» Царевна-Лебедь — другая, это как у Чехова в «Чайке» — «общая мировая душа». Почему в музыке Царевны-Лебедь все время есть печаль? Мы можем представить себе такое фэнтези: мировая душа обретает телесное воплощение. В точке начала отношений с Гвидоном она уже понимает их финал. Ей жить вечно, а царевичи смертны, ей приходится их одного за другим хоронить. Вообще, все герои этой сказки — за исключением Царевны-Лебедь — очень реальны, у них реальные мотивации, поступки. Я на каждой репетиции говорю ребятам: не играйте мне сказку.

— И все-таки в этой истории, кроме появления Царевны-Лебедь, есть другие чудеса, события, которые трудно объяснить с точки зрения обычной бытовой логики…

— Естественно. Например, главное трагическое событие: на глазах у всего города на главной площади молодую женщину с ребенком засовывают в бочку и бросают в воду. То есть казнят прилюдно.

— «И царицу и приплод / Тайно бросить в вод»… Почему, на ваш взгляд, это происходит?

— Это происходит как все в нашей стране: начальник сказал, — люди взяли под козырек и начали исполнять, особо не задумываясь, надо это или не надо, страшно это или не страшно…

Но движет действие Бабариха. В ней заключена магия. Наша исполнительница не дай бог не играет сказку — сказочную Бабу-Ягу. Она сродни скорее Азучене, Ульрике. Это реально страшная женщина. Она хочет власти. Вообще «Сказка о царе Салтане» — ведь это абсолютно феминистская опера. Тут все поступки совершают женщины – Бабариха и сестры… Царь лишен воли, он слаб. Это похоже на «Макбета», где за властителем стоит сильная женщина, которая направляет многие его поступки против его воли.

Tsar Saltan. Rep2. by Damir Yusupov.jpg
Ольга Селиверстова (Царица Милитриса) и Алексей Франдетти.
Фоторепортаж с репетиций Дамира Юсупова.

— Можно ли привести на новый спектакль детей?

— Это семейный спектакль. Русский «Король лев». Чем гениален для меня этот мультфильм: в нем четко разграничены два пласта — детский и взрослый. То же самое здесь. И как мне кажется, мы очень четко разграничили эти два пласта. Мне бы очень хотелось, чтобы на спектакле было интересно и взрослым, и детям. И именно поэтому мы добавили цирк – под руководством Евгения Шевцова и Ольги Полторак (у нас его много, очень сложные декорации), каждые три минуты должно что-то происходить, иначе мы просто не удержим внимание маленького зрителя.

В этой опере есть важный сюжетообразующий фрагмент, хотя и не очень протяженный – бой коршуна и лебедя. Мы воду изображаем с помощью воздуха, заполняя все пространство сцены. У нас очень крутая команда артистов, работающих в Цирке на Вернадского, это в прямом смысле наши соавторы.

— Вспоминается история о том, как Сергей Эйзенштейн ставил на сцене Большого театра «Валькирию», тоже — с полетами в воздухе… Некоторые артисты тогда отказались участвовать в спектакле.

— Девочки-сопрано — исполнительницы партии Царевны-Лебедь — действительно сначала испугались. Они большую часть спектакля должны быть высоко, в воздухе. Мы провели с ними тесты, показали, как все это работает. К концу тестирования они так привыкли висеть над сценой, что говорили: «Что по земле ходишь, что летаешь…». Так и должно быть, потому что лебедь — птица, и она либо плавает, либо летает… Меньше всего мне хотелось видеть артистку в белом кокошнике, которая ходила бы по сцене и махала руками… У нас все-таки 2019 год на дворе!

Интервьюировала Олеся Бобрик


Премьерная серия представлений пройдет 26, 27, 28 (12:00 и 19:00) и 29 сентября.
За дирижерским пультом – главный дирижер-музыкальный руководитель Большого Туган Сохиев.

NB! Исполнители будут объявлены позднее.


* А.С. Пушкин. Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди».