«Дон Кихот» в Лондоне

26.07.2016

Большой балет: «Дон Кихот» на сцене Королевской оперы – «фантастический»
*****

Прошлое – чужая страна. Какие бы ни были проблемы у Большого балета, все это уже история. Сейчас он живет настоящим. И спектакль, которым он открыл свой лондонский сезон, - вполне подходящая случаю новая постановка старого любимого балета. Это «Дон Кихот», испанская фантазия Мариуса Петипа. Впервые он был показан в 1869 г. и затем переработан Александром Горским в 1900-м. Премьера самой последней редакции прошла в Москве в феврале этого года, так что первый ход был выбран отлично.

Основанный на эпизоде романа Сервантеса, балет совсем не о Дон Кихоте. Тот вместе со своим Санчо Пансой бродит вокруг и около центрального сюжета, который сконцентрирован на романе дочери хозяина гостиницы Китри и местного цирюльника Базиля. С самого начала воспламеняющийся всем возможным буйством красок и неистовством, он подобен «Кармен», лишенной трагедии. Представляя собой головокружительное сочетание беспощадной техники и поразительной зрелищности, спектакль вызывает наслаждение каждой своей составляющей и на всех уровнях.

По отдельности и вместе, артисты просто исключительные. Денис Родькин-Базиль сильный и гибкий, прыгает, как пантера, и недрогнувшей рукой поднимает высоко вверх свою партнершу. Ольга Смирнова, быстрая, как гончая, исполняет серию своих фуэте со скоростью варп-двигателя. В сцене Сна Дон Кихота – лес, наполненный дриадами в пачках цвета «воды Нила», – Юлия Степанова летит, сверкая, через всю сцену, и, приземляясь, впечатывает в нее пуант, подобно тому, как дротик «Дартс» вонзается в мишень. В других сценах наклоны назад Кристины Карасевой – голова между каблуками – и в духе Теды Бары Цыганский танец Анны Антроповой заставляют пульс учащенно биться.

Дирижер Павел Сорокин подливает масла в огонь, чтобы музыка Минкуса была столь же горячей и яркой, как и то, что происходит на сцене. И, о Боже мой, костюмы! Яркие, глубокие цвета; бархат, парча, шелка и атлас – и все максимально подходит для танца и радует глаз. Фантастический вечер.

Нил Норман
«Сцена»/ «Stage», 26.07.2016


Русские вернулись, чтобы отметить годовщину: 60 лет назад они впервые взяли штурмом Лондон

Ровно шестьдесят лет прошло с тех пор, как эта труппа нанесла в Лондон свой первый визит, обернувшийся невероятным торжеством искусства над геополитикой. Ибо это был 1956 – год, когда Британию сотрясал Суэцкий кризис, а Советский Союз вторгся в Венгрию. Английские шпионы Бёрджес и Маклин после пятилетнего пребывания в бегах всплыли по другую сторону железного занавеса, и взаимное недоверие Лондона и Москвы было острым, как никогда. Пока самолет не приземлился, вообще не было никакой уверенности в том, что лондонский сезон Большого в принципе состоится.

Но он состоялся, впервые дав Западу возможность попробовать на вкус, что это за феномен, обретший качество мифа. Ореол героического искусства и чего-то непостижимого – не иначе –окутывает этот колоссальный флагман культуры и теперь, когда он возвращается, чтобы отметить эту годовщину. Поразительно вдвойне, учитывая ту репутацию, что приобрела российская атлетика и тот выход на поверхность внутренних противоречий Большого, выразившийся три года назад в кислотном нападении на тогдашнего директора балета.

Ввиду всего выше сказанного было умно стартовать недавно приведенной в порядок постановкой «Дон Кихота» – балетом, в котором всегда сияет солнце, а упоение искусством кричит «Оле!» с каждой нарисованной крыши. Из всей классики XIX века он всегда считался наиболее в духе Большого - не только потому, что премьера – 1869 года – была в Москве, но и благодаря его общему неистовству и тем брызгам шампанского, что демонстрирует его техника. Это, конечно, было адекватным решением.

Но зачем понадобилась новая постановка, если и предыдущая производит фейерверки с тем же успехом? Предполагалось, что это будет очистительная работа, призванная убрать все наслоения, накопившиеся за 160 лет, с тем, чтобы остались только те движения и па, которые задумывали Мариус Петипа и Александр Горский, и вернулась музыка Людвига Минкуса в ее первозданном виде. Хмм. Несколько незнакомых мелодий во II акте звучат скорее как музыка фильма 1920-х годов, чем балет 1860-х, а заново восстановленная Джига напоминает мюзик-хольные комедийные скетчи «Крейзи генг»/ Crazy Gang (группа, популярная в Великобритании в середине XX столетия – ред.). Но кого заботит достоверность источников, когда во всем этом столько забавы?

Новички должны также забыть все, что им могло быть известно о романе Сервантеса. Балетная версия привязана к нему тонюсенькой ниточкой: на деле это пустая «болтовня», заключенная в испанскую шелуху. Здесь героиня – Китри (дочь хозяина гостиницы, которую заблуждающийся Дон принимает за Дульцинею, предмет его рыцарских фантазий), а герой – ее возлюбленный, Базиль, сельский цирюльник. В понедельник в спектакле, открывшем гастроли, Китри была Ольга Смирнова, скороспело взошедшая звезда, которая демонстрирует в этой партии идеальную «физику» и техническую чистоту, так же как и живость, но которой недостает умения заставить нас полюбить ее или переживать, пока она не завершит свой путь в руках Дениса Родькина-Базиля.

Он тоже представляет собой великолепный экземпляр физических достижений, произведенный, должно быть, в какой-то дьявольской генетической лаборатории. Как эти парни вырабатывают такую силу, чтобы одной кистью держать балерину в воздухе, при этом обладая столь тонкими руками? Не будем даже вдаваться в это. Харизме Родькина, подкрепленной привлекательностью его героя – скверного мальчишки, как бы там ни было, удается преодолеть огромное пространство партера, чтобы донести тепло до самой сердцевины. Был прелестный момент: в шутку изображая смерть, когда ему было отказано в руке Китри ее безжалостным отцом, он исподтишка дотрагивается до ее груди, в то время как она сотрясается над его телом в мнимых рыданиях.

Но при всех своих ухищрениях не ведущая пара заставила в понедельник уйти зрителя домой с песней в сердце. Это сделал кордебалет, практически безымянное многочисленное собрание наделенных турбоэнергией виртуозов, строго отобранных по весу и пропорциям, которые пронеслись в этот вечер сумасшедшим аллюром. В какой-то момент они с чрезмерным энтузиазмом ринулись вперед , опередив дирижерскую палочку Павла Сорокина (и что за оркестр: искренняя приверженность русских этой откровенно циркового пошиба музыке поднимает их на новую высоту). Но вы бы тотчас же их простили: это их топанье, хлопанье, встряхиванье тамбуринами и юбками начиняет порохом эту пушку.

«Дон Кихот» переполнен так называемыми «характерными танцами», исполняющимися в туфлях на каблуках, не на пальцах, - и кордебалет Большого танцует их потрясающе. Кажется невозможным, чтобы шестьдесят четыре стопы могли двигаться так быстро, так замысловато и в то же время в таком точном согласии. То, как ловко женщины управляются с веером, а мужчины – с плащом, уже само по себе зрелище. Шляпы долой перед этими невоспетыми народными массами.

Было и несколько выдающихся соло. Изящный Испанский танец Веры Борисенковой – с изгибами спины, шлифующей пол, и призывным звуком кастаньет. Маниакльно-депрессивный Цыганский танец Анны Антроповой, снова и снова впадающий в безграничное отчаяние, а затем летящий в вихре неистово закручивающихся юбок. И, несмотря на то, что Дон сам по себе – всего лишь сюжетная подпорка в этой истории, Алексей Лопаревич играет своего обманувшегося героя с подчеркнутым пафосом, слоняясь в сцене Сна с ошарашенным видом среди облаченных в пачки красавиц, подобно престарелому мальчику, отпущенному на волю в отделе дамского белья.

Труппа записывает себе в актив тысячу представлений «Дон Кихота» с 1869 года. С такими параметрами счета она покажет еще не одну сотню.

Дженни Гилберт
Theartsdesk.com, 26.07.2016


«Дон Кихот», Королевская опера, Лондон, - «сокровище»
*****

Смотря на открытии лондонских гастролей Большого балета «Дон Кихот» в новой постановке Алексея Фадеечева, мы наблюдаем жизнь московской труппы длиною в полтора века: спектакль перекликается со всей ее историей, отражая правду о России, ее балетной жизни, даже особенностях политического строя. (Вещь считалась приемлемой во все времена – и царские, и коммунистические, когда балеты попадали в списки приемлемых или неприемлемых с политической точки зрения).

Петипа, который знал Испанию, поставил «Дон Кихот» в Москве в 1869 г. И много разных рук затем прикасались к оригиналу и редактировали его, чтобы в итоге получилась та пышная, невероятно ослепительная постановка, которую мы знали на протяжении последних десятилетий. Декорации приходят и уходят (мне нравилось оформление начала 1900-х годов Коровина и Головина – и я не в восторге от новшеств этого года), в то время как в партитуре остались различные «налипшие» на нее наслоения, а танцы замечательным образом пришли в свое нынешнее пенящееся состояние.

Итак, в понедельник вечером – в сопровождении оркестра Большого, ведомого великолепной, бескомпромиссной дирижерской палочкой Павла Сорокина – мы увидели сокровище, настоящий балетный палимпсест, в котором прежние, исторические, и нынешние красоты сошлись в сумасшедшем единстве – постановке, которая резонирует со всей его такой длинной и славной театральной историей. Этот умный старый балет – невзирая на его безграничную преданность бравуре и полное отсутствие смысла – дает представление об истории и идеалах русского танца во времена как хорошие, так и плохие.

Я люблю его – как портрет тех балерин, что горели ярким огнем и парили в роли его главной героини Китри: от Плисецкой и Максимовой до Осиповой и, на спектакле в понедельник, Ольги Смирновой (выбор нетипичный и, несмотря на это, отличный). Я был целиком и полностью покорен мощнейшей энергетикой исполнителей – цыган, дриад, всех солистов (Анна Тихомирова – это полный восторг в вариации последнего акта), а также чувством собственного достоинства Алексея Лопаревича-Кихота и резвостью скачков Романа Симачева-Санчо, и потрясающими костюмами, созданными Еленой Зайцевой. Денис Родькин был первоклассным Базилем, чье мастерство не уступает его бравуре, и демонстрировал полное понимание своего персонажа в каждый момент разворачивающегося действия. Помнящая о своих корнях, великолепная балетная труппа в самой лучшей своей форме. И Анна Антропова, рвущая все страсти в столь эффектные клочья. Блаженство.

Клемент Крисп
«Файнэншл таймс», 26.07.2016


Вернулись на пике своей бравуры
****

Плащи развеваются, кастаньеты щелкают – труппа преподносит все богатство своего материала в потрясающе зрелищной постановке

Когда Большой показывал свою предыдущую постановку балета «Дон Кихот», это выглядело так, будто в город завернула неблагополучная, но всеми любимая семья. Со временем состав персонажей превратился в толпу кичливых щеголей, нелепо красочных плутов и одного-двух индивидуумов, о которых следовало бы позаботиться психиатрической амбулатории. Все костюмы явно знавали лучшие дни. А многочисленные редакции настолько перегрузили повествование, что возникла угроза полной потери сюжета. И все же в этом «Дон Кихоте» сохранялась жизнь благодаря комедийному началу и энергетике представлений. И хотя новая постановка очень запаздывала, всегда был риск, что ценой ее может стать сама душа и суть этого балета.

В действительности же, Алексей Фадеечев и его дизайнерская команда проделали замечательную работу по приданию стройности повествованию и восстановлению в той или иной степени оригинальной структуры балета. Визуально он может быть отнесен к самым привлекательным постановкам Большого классики XIX века. Красочные, со вкусом сделанные костюмы обрамлены хорошо принятыми зрителями декорациями, включая наполненную воздухом площадь средиземноморской деревни и, возможно, самую убедительную сцену с ветряными мельницами из всех, что мне когда-либо доводилось видеть.

Схематично обрамляющая действие история Дона (сыгранного Алексеем Лопаревичем с очаровательным «скрипучим» чувством собственного достоинства) идет с ощутимым проблеском достоверности: его сумасшедшие рыцарские мечты происходят скорее от переизбытка чтения, нежели в результате деменции. И все остальное также поставлено с куда большим вниманием к индивидуальностям персонажей (советский стиль мимирования целыми номерами теперь, надо надеяться, уже стал достоянием прошлого).

В целом труппа достигает стилистических вершин, соответствующих богатству своего материала. Плащи порхают и клацают веера в I акте, идеальный классицизм в череде номеров Сна во II–м, щелкающие кастаньетами придворные в III-м – все демонстрирует, что труппа Большого находится на пике своей бравуры.

Среди исполнителей партий второго плана особенно хороши Вера Борисенкова, таинственная и повелительная в Испанском танце, и Анна Антропова, очень музыкальная и страстная в танце Цыганском.

Но главная задача балета «дон Кихот» – продемонстрировать виртуозность и шарм двух влюбленных, Китри и Базиля. Денис Родькин – идеальный выбор на роль последнего, поскольку, хоть ему и недостает выдающейся технической мощи некоторых своих предшественников, он с легкостью летает, исполняя большие прыжки и бесконечные пируэты, но, что гораздо важнее, он всегда в образе. С его лица не сходит озорное выражение, и он, светясь, с нежным чувством фокусирует внимание на своей балерине. Ольга Смирнова, однако, отвечает на его пыл с разочаровывающей непроницаемостью. Она талантливая танцовщица. Различные технические элементы в ее исполнении завораживают – работа стоп, четкая и стремительная, прыжок, высокий и точный. Но выбор ее на роль смешливой героини выглядит странным досадным промахом. В ее танце нет ни вспышек веселья, ни чувственности или биения любовного пульса. Китри Смирновой может быть восхитительной, но в отличие от всех остальных исполнителей про нее не скажешь, что она испытывает очень большое веселье.

Джудит Макрелл
«Гардиан», 26.10.2016


Веселье, мощь, богатство красок переливалось через край в балете «Дон Кихот» Большого
****

Наверное, было бы справедливо назвать сюжет балета «Дон Кихот» абсурдным, если бы только у него вообще был хоть какой-нибудь сюжет. Основанный на коротеньной побочной сюжетной линии великого плутовского романа Сервантеса, он не оставляет большого простора для рассказа: парень влюблен в девушку, полоумный престарелый рыцарь-скиталец одержим несбыточной мечтой, и, как бы там ни было, все они будут жить долго и счастливо. В довершении ко всему, и музыка Минкуса тоже из очень второго ряда.

Однако в качестве нескончаемого каскада великолепно поставленных и технически очень сложных номеров, то есть в качестве спектакля, позволяющего продемонстрировать первоклассной труппе всю свою бравуру, изделие Мариуса Петипа образца 1869 г. мало с чем может сравниться. К тому же, у Большого (который и дал самое первое представление) все эти энергичные и шумные ужимки и прыжки в крови. Немного странно, что знаменитая московская труппа именно им отметила в понедельник начало своего летнего пребывания в стенах Ковент-Гарден, хотя, что говорить, она и впрямь «оторвалась» в нем со всем возможным блеском.

Ибо, появившись сейчас в Лондоне – после трехлетнего отсутствия (и шестьдесят лет спустя своих первых лондонских гастролей), Большой хочет продемонстрировать, что его недавняя смутная история (расколы, скандалы, жуткое кислотное нападение) осталась в прошлом. И, возглавляемый новым директором балета Махаром Вазиевым и не так давно назначенным генеральным директором Владимиром Уриным, он и в самом деле выглядит отлично.

В понедельник главные партии исполняли Ольга Смирнова и Денис Родькин, оба выдающиеся таланты. Наверное,язык «Дон Кихота», если рассуждать с балетной точки зрения, действительно ей не родной. Прирожденная академическая танцовщица, она обучалась в петербургской вагановской академии, школе, питающей Мариинский театр, - этом бастионе «невозмутимого» классического совершенства, - и попала в котел Большого со всем его драматическим накалом. Подозревается, что ей пришлось поработать над своим исполнительским стилем, даже как-то «нарастить» его, чтобы выступать в подобных постановках Большого.

И пусть на спектакле в понедельник я и сам ловил себя на мысли, не стал ли меньше заметен на общем фоне ее удивительный, проникнутый лиризмом облик, чем в 2013 г., – ее красивое лицо сейчас выглядит несколько старше, чем можно было бы представить в ее нежные двадцать четыре, - никто не смог бы отрицать того, что горячо влюбленную дочь хозяина гостиницы она станцевала замечательно. Почти сверхъестественные темп и точность всех вращений (великолепно «артикулированных» ногами с такими подвижными коленями, как у нее), предельно выгнутая арка спины при каждом наклоне назад, поэтичность ее «высказывания» (вне зависимости от важности момента), этот безусильный, протяженный, парящий прыжок – все было так же прекрасно, как и прежде. И между ней и Денисом Родькиным - столь же влюбленным цирюльником Базилем отчетливо проскакивали искры.

Последний, однако, и стал настоящим открытием этого вечера. В свой лондонский дебют в рамках гастрольного тура Большого этот двойник Флэша Гордона (персонаж известного фильма, снятого по знаменитому некогда комиксу – ред.) выказал такую мощь, столь убедительное мужское начало, музыкальность и технический класс исполнения, что можно предположить, что большая часть публики Ковент-Гарден после его выступления отчаянно нуждалась в холодном душе. Он двадцати-четырех-каратная звезда. Как и первая солистка Анна Тихомирова, сверхспособная к парению в воздухе, быстрая, как ртуть, настоящее наслаждение для глаз и в партии Уличной танцовщицы, и позднее, в заключительном Гран па, великолепно продемонстрировавшая ту невинную прелесть, которой, кажется, уже недостает Смирновой.

Действительно, ни один солист за весь вечер не сделал ни одного неверного движения – самый высокий балл еще Трем дриадам, - в то время как кордебалет продемонстрировал поразительное неистовство в сцене на городской площади в I акте и был воплощенный лиризм в сцене Сна во II-м, всегда действуя как единый организм. Не важно, насколько стремительный темп брал оркестр Большого под руководством Павла Сорокина, они всегда были готовы принять этот вызов.

Что касается уважаемой постановки Алексея Фадеечева, по существу, это все те же старые па, очищенные от недавних украшательств и преподнесенные в заново созданном оформлении. Если сцена Сна, которая, предположительно, должна излучать магию, освещена несколько чересчур, наподобие московского банкетного зала, и все пачки, фигурирующие в ней, выглядят жесткими, то Барселонская площадь, как и следует быть, залита светом со щедростью средиземноморского солнца и является великолепным дополнением разворачивающегося действия.

В целом, это было представление, на котором веселье, энергетика и много чего еще неудержимым потоком лилось со сцены. Так что, в свете всего изложенного, если вы пока не купили билеты на спектакли Большого, не откладывайте.

Марк Монахан
«Телеграф», 26.07.2016


Большой балет, Королевская опера: «В бешеном темпе»

Большой, одна из крупнейших балетных трупп мира, снова в Лондоне – с новой постановкой балета «Дон Кихот»
****

Большой балет вернулся в Лондон с новой постановкой «Дон Кихота», балериной – восходящей звездой – и с видимым удовольствием. Летний сезон труппа открыла, будучи в превосходной форме.

Московский Большой – одна из крупнейших балетных трупп мира. Нынешним сезоном она отмечает 60-летие своих первых сенсационных гастролей в Лондоне. С тех пор она стала регулярно выступать на Западе. Также она переживала всевозможные потрясения, включая недавнее ужасающее нападение на бывшего директора Сергея Филина и частые смены директоров.

Ныне руководимый Махаром Вазиевым, Большой предстает в хорошей форме. Танцовщики легче, чем те, что были в прошлом, советского образца, – с удлиненными линиями, и они больше уделяют внимания быстрой работе стоп.

«Дон Кихот» - очень выигрышный балет для них. Постановка Алексеея Фадеечева – новая, этого года, – с первого мгновения показалась знакомой, как принарядившийся старый друг. Балет, поставленный Мариусом Петипа в 1869 г. и в 1900-м переработанный Александром Горским, очень далек от Сервантеса. Действие сосредоточено преимущественно на сельских влюбленных Китри и Базиле, а не на рыцаре, сбитом с толку; здесь полный комплект испанских танцев и есть пачечная сцена Сна.

Постановка Фадеечева начинается с видеопроекции книги на заднике, но сценография Валерия Левенталя - по стилю настоящий XIX век, и очень привлекательны костюмы, созданные Еленой Зайцевой. Темп бешеный, чему, конечно, помог блестяще продирижировавший музыкой Минкуса Павел Сорокин. Действие пронеслось через все танцевальные сцены, однако не оставляя впечатления «скороговорки».

Ольга Смирнова, танцевавшая Китри в спектакле, которым открывались гастроли, - восходящая звезда Большого. Высокая, с длинными руками и ногами, обучавшаяся в рафинированной Петербургской школе, она очень элегантная танцовщица. Не совсем прирожденная Китри – скорее похожа на принцессу, нежели на разбитную деревенскую девчонку, зато ее техника не оставляет желать лучшего. Ее вращения замечательно быстры. Она бесстрашно бросается в руки своему партнеру Денису Родькину. Ей очень подходит Родькин-Базиль «с горящими глазами», обладатель чистого прыжка и надежный партнер.

Очень сильны исполнители партий второго плана. Анна Тихомирова, впечатляющая Уличная танцовщица, демонстрирует также напоминающие газель прыжки в Гран па. Великолепны изгибы спины Кристины Карасевой-Мерседес, когда она «стекает» назад, пока ее голова не встретится с каблуками ее туфель. Руслан Скворцов – яркий, живой Эспада. А Дарья Хохлова – стремительный и бойкий Амур в сцене Сна.

Алексей Лопаревич предстал Доном-идеалистом, в то время как Роман Симачев буквально бросался в водоворот той комедии, что разыгрывалась с его Санчо Пансой, - с гротескными кривляньями, вроде хватания воздуха широко открытым ртом, когда его подбрасывают вверх на одеяле. Вера Борисенкова воплощала всю магию немого кино в своем Испанском танце. Анастасия Губанова верховодила в разудалой Джиге: русский танец повстречался с чарльстоном.

Зое Андерсон
«Индепендент», 27.07.2016


«Дон Кихот», Большой балет: Юбилейный сезон демонстрирует богатство возможностей танцовщиков экстра-класса

Самое лучшее в этом зрелище, когда оно идет в праздничном ключе
***

Большой балет впервые приехал в Лондон шестьдесят лет назад. И в каждый следующий приезд демонстрировал великолепный танец, сопровождавшийся эффектом легкого дежавю, поскольку труппа вновь и вновь исполняла те классические балеты, которые создали ей имя. Юбилейный сезон открылся московским любимцем «Дон Кихотом» в толковой новой редакции Алексея Фадеечева, в которой брошен взгляд на корни балета XIX века.

В балете великие произведения литературы зачастую используются лишь как полезные подпорки, на которые можно «повесить» танец. Данный балет имеет весьма отдаленное отношение к Сервантесу или его скитальцу рыцарю. Главенствуют два персонажа в романе второстепенных – Китри и Базиль, а также их нисколько не вызывающая сомнений в своем благополучном исходе история любви.

Исполнители главных партий меняются каждый вечер. Мы начали с Ольги Смирновой, которая была восходящей звездой во время прошлых гастролей Большого в 2013 г., а теперь является очень даже взошедшей. Не придерешься к ее мастерству в партии Китри, изобилующей прыжками-шпагатами и выбрасыванием ног высоко вверх, но она создана не для этой роли. Ее партнер Денис Родькин схватил характер своего персонажа немного лучше.

Бесконечные солисты – очень завлекательные цыгане, танцовщики фламенко, в наклонах назад сгибающиеся пополам, бойкий Амур – просто превосходные. Самое лучшее в этом зрелище наступает, когда оно на полную мощь разворачивается в праздничном ключе, когда Фадеечев начиняет его всем возможным и невозможным – веерами, кастаньетами, юбками в цветах и оборках, плащами тореадоров и бубнами, заставляя пятьдесят танцовщиков сразу хлопать в ладоши и притоптывать. Здесь есть даже фарсовая, быстрого приготовления ногами джига, которая практически могла бы послужить неплохим упражнением для Джина Келли.

У этого балета нет никакой другой задачи, кроме как во всей красе продемонстрировать богатство возможностей танцовщиков экстра-класса, но, вне всяких сомнений, он ее выполняет.

Линдси Уиншип
«Ивнинг стандард», 26.07.2016

Перевод Натальи Шадриной


«Дон Кихот» на сцене театра Ковент-Гарден
****

Большой балет определенно знает, как сделать хорошее зрелище, и «Дон Кихот», один из самых немудреных, но и самых приятных балетов, скроенных по лекалам XIX века, — прекрасный способ подать характерный русский бренд, сочетающий забавность и пышность. Лучшего спектакля для открытия трехнедельных гастролей труппы в Лондоне нельзя было и найти.

Это новая хореографическая редакция Алексея Фадеечева; однако она создана в той же манере, что и его же предыдущая, и настолько соответствует оригинальной хореографии Петипа и Горского, насколько это возможно. Сюжет ромкома более чем прозрачен: Китри хочет выйти замуж за цирюльника Базиля, у ее отца в отношении нее другие планы, а Дон, персонаж заглавный, остается на втором плане.

Причина, по которой «Дон Кихот» исполняется сегодня, заключается в том, что этот балет богат роскошным классическим танцем, позволяющим продемонстрировать всю возможную виртуозность. Здесь и высокие прыжки, и взмахи ног, и высокий уровень энергетики; кроме того, здесь полно страстных характерных танцев (в конце концов, действие происходит в Испании), тореадорских страстей, отчаянных движений цыганской души и элементов лихо закрученной комедии. Эта постановка позволяет всей труппе блистать, что и происходит — на всех ее уровнях.

Герои стучат кастаньетами и размахивают плащами, играют веерами и кинжалами – это мир манящих женщин и дерзких мужчин. Противопоставить этому всему можно райскую благодать сцены Сна в царстве дриад (второй акт), где Дону снится Дульцинея, образ его женского идеала. Здесь у женского кордебалета есть возможность продемонстрировать свое целомудрие, приличествующую случаю женственность и очарование.

Что касается декораций и костюмов, «Дон Кихот» — это настоящее пиршество для глаз, особенно для тех из нас, кто привык к вечно серым сценам в европейских постановках. Цвет, рвущийся наружу при первой возможности, почти ослепляет. Особенно это касается потрясающих костюмов Елены Зайцевой. Декорации Валерия Левенталя — залитая солнцем площадь Барселоны в первом акте, замок герцога, сцена свадьбы Китри и Базиля в третьем — очень элегантны.

Это был особенный спектакль - и первый состав соответствовал духу момента. Ольга Смирнова в партии Китри устроила настоящий взрыв на сцене. Она вылетела туда, как пробка из бутылки шампанского, и продемонстрировала такую отчаянную технику, будто собиралась завоевать весь мир. Ей потребовалось какое-то время, чтобы обрести нужное состояние, но к концу спектакля она покорила всех. Ее финальное па де де (никогда не видела, чтобы фуэте исполняли быстрее) стало настоящим триумфом.

Денис Родькин в партии Базиля стал настоящей сенсацией. Каждое его движение отличается точностью. Он демонстрирует щегольство, силу и радостное возбуждение. Его исполнение было наполнено жизненной энергией и юмором. Кажется, ему удалось воплотить сам дух Большого.

Павел Сорокин дирижировал оркестром театра, словно на полной скорости несся сквозь партитуру Минкуса, но он добился очень искусного исполнения и самых тихих, и самых энергичных пассажей. Балет будет исполнен еще два раза, а в пятницу программу гастролей продолжит «Лебединое озеро».

Дебра Крейн
«Таймс», 26.07.2016

 

 
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ