Комментарий к филармоническому абонементу

16.04.2007

— Александр Александрович, насколько я могу судить, программа этого абонемента — в некотором смысле компромисс между творческими идеями Большого театра и пожеланиями Московской филармонии?

— Действительно, филармония выступила с некоторыми предложениями, связанными с конкретной творческой ситуацией, сложившейся у них в этом сезоне. Например, Николай Луганский (солист Московской филармонии, как известно) выразил желание сыграть все концерты Рахманинова именно с оркестром Большого театра. Нам это, безусловно, очень лестно. Хотя мы сами в свой абонемент, возможно, включили бы другие произведения. Тем не менее, это очень хорошая музыка, которую собирается исполнить первоклассный солист с оркестром, который тоже далеко не из последних. Так почему бы и нет? Я надеюсь, публика получит удовольствие.

— В абонементе прошлого сезона можно было увидеть некую объединяющую идею. А вот нынешний, на первый взгляд, получился несколько эклектичным.

— Да, пожалуй. Дело в том, что филармония в этом году просила нас, так сказать, «повернуться к публике лицом». Хотя, должен заметить, мне вовсе не казалось, что мы когда-либо отворачивались от публики...

— Первый концерт абонемента объединяет Седьмую симфонию Бетховена и «Патетическую ораторию» Георгия Свиридова. Почему вы решили исполнить эти два произведения в один вечер?

— Концерт пройдет 7 ноября, в день 90-летия Октябрьской революции. Эта программа имеет смысл именно в этот конкретный день — ведь это два таких «богоборческих» сочинения. Мне кажется, что по духу они достаточно близки и должны прекрасно сочетаться. Было еще одно соображение: для нашего оркестра пришло время начать играть Бетховена.

— Почему было решено пригласить маэстро Иржи Белоглавека, который будет дирижировать нашим оркестром на втором концерте?

— Большой театр недавно начал сотрудничать с агентством IMG Artists, одним из самых крупных «игроков» в продюсерском бизнесе. Мы попросили прислать список дирижеров, которых они могли бы нам предложить. И выбрали г-на Белоглавека, возглавляющего сейчас оркестр BBC в Лондоне. Разумеется, приглашая чешского дирижера, мы предложили ему чешскую программу.

— То есть программу второго концерта предлагал театр?

— Да. «Глаголическая месса» — это один из шедевров Яначека, который не так часто у нас исполняется. Последний раз ее играл оркестр Чешской филармонии под управлением Вацлава Ноймана — это было лет пятнадцать назад. Возможно, конечно, и еще кто-то играл, но я лично был только на том концерте и больше упоминаний этого произведения в афишах не видел.

— Почему вы решили поставить в программу Восьмую симфонию Дворжака, а не признанный и всеми любимый «хит» — Девятую?

— А ее и так все играют. Между тем, Восьмая — тоже популярное произведение, только больше на Западе, чем в нашей стране. Это очень светлая музыка, тоже очень интересная, и там не так все драматично... То есть для первого отделения Восьмая гораздо больше подходит, чем Девятая.

— В списке исполнителей «Глаголической мессы» фигурирует Хибла Герзмава. Почему вы решили пригласить именно эту певицу?

— Вовсе не потому, что однажды она выручила нас, заменив заболевшую солистку. В каждом сочинении, для исполнения которого требуется собрать квартет солистов, всегда есть какие-то особенности. Например, партия сопрано в этом сочинении абсолютно подходит для этой певицы. Кстати, в тот раз (вы помните, конечно, речь идет о Реквиеме Верди) она спела очень хорошо. И в этот раз, надеюсь, будет так же.

Интервьюировал Борис Лифановский