Большая Маленькая месса

18.11.2010

Джоаккино Россини (1792-1868)

Маленькая
торжественная месса (Petite Messe Solennelle)

для солистов, хора и оркестра
(оркестровая редакция 1866-67 гг.)

I. Kyrie
II.
Gloria
Gloria in excelsis Deo
Et in terra pax
Gratias agimus tibi
Domine Deus
Qui tollis peccata mundi
Quoniam tu solus sanctus
Cum Sancto Spiritu
III. Credo
Credo in unum Deum
Crucifixus
Et resurrexit
Ed vitam venture
IV. Offertorium (Prelude religieux)
V. Sanctus
VI. O salutaris hostia
VII. Agnus Dei

Симфонический оркестр и хор Большого театра

Главный хормейстер — Валерий Борисов

Дирижер — Даниэле Каллегари

Солисты
Вероника Джиоева (сопрано)
Светлана Шилова (меццо-сопрано)
Сергей Романовский (тенор)
Дмитрий Белосельский (бас)

«Она не мала и не торжественна, и не слишком месса»
Наполеон III

«Музыка требует свежих мыслей, у меня же нет ничего, кроме упадка сил и водобоязни», — так в последние годы жизни объяснял Россини своё многолетнее творческое молчание. После оперы «Вильгельм Телль», написанной в 1829 г., когда маэстро было только 37 лет, он, казалось, перестал писать музыку. (Исключением, не считая нескольких музыкальных «безделиц», стала только кантата «Stabat mater»). Поселившись в самом богатом районе Парижа, он активно помогает молодым музыкантам (соотечественникам и не только), слывет остроумным собеседником (его остроты разносятся по всей Европе), устраивает изысканные приёмы для друзей с музыкальными вечерами и обедами, на которых подтверждает репутацию гурмана и великого кулинара. «В своем великолепном безделье, — вспоминал К. Сен-Санс, — он был окружен большей славой, нежели другие в активной деятельности».

Однако в конце 50-х гг. Россини снова начинает писать — в основном, это также были небольшие пьесы, «грехи старости» (по его выражению). Однако, последним «грехом» оказалось одно из самых необычных его сочинений — «Маленькая торжественная месса», оконченная в 1863 г.

Ирония французского монарха (см. эпиграф) понятна. Многие восприняли это сочинение лишь как прихоть престарелого маэстро. «Маленькая»? Но она длится полтора часа! «Торжественная»? Но в ее исполнении участвуют только 12 певцов и три аккомпаниатора. «Месса»? Во-первых, в ней поют женщины (что запрещалось католической церковью), во-вторых, «нелитургичность» своей музыки подчеркнул и сам Россини, сделав в конце рукописи вот такую приписку, адресованную Всевышнему: «Боже, вот и закончена эта бедная маленькая месса. Написал ли я священную музыку [la musique sacree] или дьявольскую [la sacre musique]? Я был рожден для оперы-буффа, Ты это хорошо знаешь. Немного учености, немного сердца, вот и все, что в ней есть. Будь же благословен и уготовь мне рай».

Тем не менее, истинные ценители музыки оказались на стороне композитора. Ему не пришлось, как это бывало нередко, ждать второго представления, чтобы дождаться безусловного успеха. Месса прозвучала 14 марта 1864 г. в домашней церкви дворца графа Пийе-Уилл, друга композитора (жене которого она и была посвящена), в присутствии самой избранной публики (в числе слушателей были барон Ротшильд, князь Понятовский, папский нунций, знаменитые писатели и художники, а также композиторы Даниэль Обер, Амбруаз Тома и Джакомо Мейербер). Последний в тот же вечер написал письмо «Юпитеру Россини»: «Божественный маэстро! ... Дай вам Бог дожить до ста лет, чтобы вы могли создать еще несколько подобных шедевров, и дал бы Он мне тоже прожить столько же, чтобы я мог восхититься этими новыми произведениями вашего бессмертного гения».

Россини придавал большое значение камерному звучанию своей мессы. Вот еще одна заметка на полях партитуры: «Двенадцати певцов трех полов — мужчин, женщин и кастратов — будет достаточно для ее исполнения. Из них восемь для хора, четверо для сольных партий, итого двенадцать херувимов. Бог простит мне следующее сравнение. Апостолов тоже было двенадцать на той знаменитой трапезе, которую Леонардо изобразил на фреске, называющейся „Тайная вечеря“. Кто бы мог поверить! Среди Твоих учеников есть такие, которые берут фальшивые ноты! Господи, успокойся, я утверждаю, что на моем завтраке не будет Иуды и что мои ученики будут верно и „con amore“ петь Тебе хвалу и это маленькое сочинение...»

Видимо, именно поэтому, опасаясь, что за него это сделают другие, незадолго до смерти Россини оркестровал аккомпанемент, предназначенный для двух роялей и фисгармонии. «Как только найдут ее в моем наследии, явится господин Сакс со своим саксофоном или господин Берлиоз с другими великанами современного оркестра, захотят инструментовать мою мессу и убьют этим несколько моих вокальных голосов, а заодно благополучно прикончат и меня самого. Ибо я всего лишь бедный мелодист! Вот потому я и занимаюсь тем, что пишу к моим хорам и ариям сопровождение в старинной манере, то есть для струнного квартета и нескольких скромно выступающих духовых инструментов, которые не заглушат моих бедных певцов». Исполнение оркестрового варианта мессы состоялось уже после смерти Россини, 28 февраля 1869 г. в Итальянском театре Парижа.

Конечно, музыка мессы гораздо глубже и серьезнее, чем можно судить по скромным остротам ее автора. Открывающее мессу величавая «Kyrie eleison» с тонким полифоническим кружевом среднего раздела («Christe eleison»), торжественные хоровые фрески в «Gloria», «Credo», «Et resurrexit», акапелльный «Sanctus» в манере «старых мастеров», масштабные двойные фуги «Cum sancto Spiritu» и «Et vitam» демонстрируют мастерство полифонии и владение хоровым письмом, редкие для итальянских композиторов XIX века («Если бы был жив мой бедный учитель Маттеи, — шутил Россини, — он сказал бы: Вот уж на сей раз Джоаккино не обесчестил мою школу»).

Что необычно для произведений Россини, звучит инструментальная прелюдия вместо традиционного «Offertorium», исполненная глубокого религиозного чувства. Это часть, безусловно, выиграла в оркестровом варианте. Но наиболее проникновенными остаются лирические страницы мессы: дуэт «Qui tollis», арии «Qui sedes» и «Crucifixus» (поистине самый элегический в музыке монолог о распятии Христа), изящная «O salutaris hosita», написанная на текст Фомы Аквинского. Завершающее соло альта с хором — печальное «Agnus Dei» — звучит как тихое утешение. Так «рожденный для оперы-буффа» маэстро прощается с этим миром, чтобы обрести покой в Вечности.

Оркестром и хором Большого театра будет дирижировать итальянский маэстро Даниэле Каллегари. Подобно великому Артуро Тосканини, он начинал оркестровым музыкантом. В течение двенадцати лет проработал в театре Ла Скала, играя под управлением крупнейших дирижеров современности. В настоящее время Каллегари сотрудничает с многочисленными оперными театрами Италии, а также дирижирует спектаклями в Вене, Берлине, Мюнхене, Дрездене, Париже, Барселоне, Амстердаме, Брюсселе, Нью-Йорке и Токио. Маэстро стремится избегать рутины: в его репертуаре видное место занимают как редкие сочинения прошлых эпох («Синьор Брускино» Дж. Россини, «Корсар» и «Иерусалим» Дж. Верди, «Арлезианка» Ф. Чилеа, «Сибирь» У. Джордано, «Король Артур» Э. Шоссона и «Орлеанская дева» П. Чайковского), так и мировые премьеры опер ХХ века. Разнообразен и ораториально-симфонический репертуар дирижера, сотрудничающего с такими коллективами, как оркестр Академии Санта-Чечилия в Риме, Национальный оркестр Итальянского радио в Турине, Пражский филармонический оркестр, Тонкюнстлер-оркестр в Вене, оркестр Филармонии в Роттердаме, Национальный оркестр Мадрида, оркестр Ла Моннэ в Брюсселе, Национальный оркестр Иль де Франс и Филармонический оркестр Токио.

В исполнении мессы примут участие солисты Большого театра меццо-сопрано Светлана Шилова и недавно принятый в труппу бас Дмитрий Белосельский (лауреат II премии последнего конкурса Чайковского), а также приглашенная солистка сопрано Вероника Джиоева (многим она запомнилась по партии Мими в «Богеме» в постановке Большого) и солист театра «Новая опера» тенор Сергей Романовский, спевший партию Тибальда в концертном исполнении «Монтекки и Капулетти» Беллини в Москве в 2008 г. (с участием П. Чьофи и А. Бонитатибус)

 

 
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ