Путешествие Дон Жуана

28.10.2010

Первые премьеры Большого в нынешнем сезоне как нельзя лучше говорят о его интегрированности в мировое оперно-танцевальное и фестивальное пространство.
Обе — и только что состоявшаяся балетная, и грядущая оперная — стали результатом сотрудничества с всемирно известными компаниями, и обе имеют французский «акцент», столь уместный в Год Франции в России и России во Франции.
(Напомним, что балетный сезон открылся танцпьесой в постановке знаменитого хореографа Анжелена Прельжокажа «А дальше — тысячелетие покоя», объединившего артистов Большого балета и собственной труппы, «прописанной» в Экс-ан-Провансе).
«Дон Жуан», открывающий череду оперных премьер нынешнего сезона, также «родом» из Экс-ан-Прованса. Спектакль является совместной постановкой Большого театра с Оперным Фестивалем в Экс-ан-Провансе, а также мадридским Театром Реал и Королевской оперной компанией в Торонто.

Он увидел свет этим летом как раз в Экс-ан-Провансе. Более того, руководство фестиваля уготовило ему особую роль — открыть фестивальный сезон и стать его «главной бомбой».

«Когда в прошлом году закончился четырехлетний период царствования „Кольца“ и резидентуры Берлинского филармонического оркестра на фестивале в Эксе, казалось, что в сезоне 2010 г. нас ждет спад. Но вместо этого первый, по сути, настоящий сезон Бернара Фокруля мощно стартовал поразительно совершенным „Дон Жуаном“, застигшим нас врасплох и вызвавшим живейшее обсуждение на фестивале». («Файнэншл таймс», 09.07.2010)

«Предыдущая постановка „Дон Жуана“ на фестивале в Экс-ан-Провансе состоялась в 1998 г., и осуществили ее Клаудио Аббадо и Питер Брук. Это был „дебют“ Стефана Лисснера в качестве художественного руководителя фестиваля. Бернар Фокруль, его преемник, в этом году выбрал то же название, что свидетельствует о перемене ориентации фестиваля и откровенном возвращении к корням ...„Дон Жуан“ — „опера опер“, по словам Вагнера, — это идеальное произведение для декларации принципов». («Паис», 30.07.2010)

«Декларировала принципы» российская постановочная группа во главе с режиссером Дмитрием Черняковым (выступившим по обыкновению и в качестве сценографа, а также — «частично» — и художника по костюмам). Его «соратниками» стали художник по костюмам Елена Зайцева и художник по свету Глеб Фильштинский.

Спектакль вызвал много споров и разногласий. Кто-то посчитал его радикальным пересмотром моцартовской оперы, кому-то спектакль показался, напротив, возвращением к истокам драмы. Но стройность и логичность построения спектакля отметили практически все.

«Выдумка импонирует тонкостью, нетривиальностью и одновременно пронзительной простотой. С какой-то одержимостью он [спектакль] подробно прописан и простроен, едва ли не перенасыщен деталями, но цельность сумасбродной драмы выверена с убийственной точностью. Впечатление оглушительное, но эффект „только так и может быть, как это раньше не приходило в голову“, — очень сильный. Черняков ставит „Дон Жуана“ как детективную драму. С неожиданной, но поразительно ясной развязкой. Логика, метод и ассоциации делают происходящее похожим на кино, которое буквально проявляется из моцартовских ужаса и легкости. Поэтому сделано жестко, печально и чуть иронично. Черняков ничего не придумывает, он „подтекстовывает“ оперу, как будто пишет психологический подстрочник. И ставит перед актерами задачи сродни кинематографическим». Время новостей», 07.07.2010)

Спектакль кинематографичен не только с точки зрения актерской игры и логики развертывания драмы — он апеллирует ко многим шедеврам киноклассики. В своих статьях о спектакле журналисты — «свои» и зарубежные — азартно перебирают кинематографические отсылки и ассоциации: «Теорема» Пазолини, «Торжество» Винтерберга, «Семейный портрет в интерьере» и «Гибель богов» Висконти, «Милу в мае» Маля, «Ускользающая красота» и «Последнее танго в Париже» Бертолуччи...

«Собственно, этот новый „Дон Жуан“ и есть хорошее, почти великое, до боли знакомое кино, которому все хочется дать название, а оно все ускользает от точного определения жанра и эпохи. Отличное режиссерское кино, которое ты смотришь в театре, — такой парадокс». («Культура», 22-28.07.2010).

Спектакль предлагает по-новому взглянуть на миф о Дон Жуане, предельно сжимая образ мира, окружающего героя, и, соответственно, концентрируя конфликт оперы.

Воплощать режиссерскую мысль на сцене будет международная команда певцов. Четверо артистов, участвовавших в серии премьерных спектаклей на фестивале в Экс-ан-Провансе, приедут и в Москву. Это Черстин Авемо (Церлина), Колин Бальцер (Дон Оттавио), Анатолий Кочерга (Командор) и Давид Бизич (в Эксе певец исполнял партию Мазетто, в Москве станет Лепорелло).
Впервые участвуют в этой постановке Димитриос Тилякос и Франко Помпони (Дон Жуан), Гвидо Локонсоло (Лепорелло), Сьюзан Гриттон и Биргитта Кристенсен (Донна Анна), Райнер Трост (Дон Оттавио), а также солистка Большого театра Екатерина Щербаченко (Донна Эльвира), участница Молодежной программы Большого Алина Яровая (Церлина), солистка Новосибирского театра оперы и балета Вероника Джиоева (Донна Эльвира) и солист Мариинского театра Эдуард Цанга (Мазетто).
За дирижерский пульт встанет постоянный приглашенный дирижер Большого театра Теодор Курентзис.

 

 
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ