Большой — участник «Недели Ростроповича в Москве»

29.03.2010

Концертное исполение оперы «Отелло» состоится в рамках фестиваля «Неделя Мстислава Ростроповича в Москве», который впервые пройдет в столице с 27 марта по 2 апреля с.г. Фестиваль проводится по иницативе правительства Москвы и лично мэра Юрия Лужкова. В нем примут участие музыканты из разных стран — друзья маэстро, оркестры, с которыми он выступал (Заслуженный коллектив республики Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии, Английский камерный оркестр, оркестр и хор Большого театра России). То, что в рамках фестиваля в честь Ростроповича прозвучит «Отелло» Верди, совершенно закономерно. Сам маэстро очень любил эту оперу и не раз говорил о своем желании поставить ее в театре. К сожалению, этому замыслу так и не удалось осуществиться.

Дирижировать концертным исполнением «Отелло» будет Золтан Пешко, чьи пути уже дважды пересекались с Большим театром: он исполнял с оркестром Большого Пятую симфонию Малера и был дирижером-постановщиком оперы «Леди Макбет Мценского Уезда» Д.Шостаковича (2004 г.). Этот дирижер был учеником, возможно, самых неординарных маэстро ХХ столетия — Серджиу Челибидаке, знаменитого своими сверхмедленными темпами, и Пьера Булеза, призывавшего «взрывать оперные театры». Однако его международная карьера начиналась вполне респектабельно (в 1970 г.) — в миланском Ла Скала. Зато он сразу продемонстрировал широту стилевого диапазона, осуществив за один сезон постановки «Мнимой садовницы» А.В. Моцарта, «Огненного ангела» С. Прокофьева и «Улисса» Л. Даллапикколы.
Сегодня в репертуаре дирижера — и музыка XVI- XVII веков, и авангардные сочинения последних десятилетий; классические «репертуарные» оперы и забытые шедевры прошлого (в частности, он стал первым и пока единственным исполнителем незавершенной оперы М. Мусоргского «Саламбо»). При этом Золтан Пешко — признанный мастер интерпретации итальянской оперы XIX века. «Отелло» (как и многие другие оперы Верди) входит его репертуар с первых лет дирижерской карьеры. Эта опера звучала под его управлением на фестивале Арена ди Верона, на сценах театров Берлина, Неаполя и Дюссельдорфа.

Не случайно и то, что в заглавной роли выступит солист Большого театра Бадри Майсурадзе — друг Мстислава Ростроповича (по приглашению маэстро он участвовал в постановках «Мазепы» П.Чайковского в Ла Скала и «Катерины Измайловой» Д. Шостаковича в Мадриде и Неаполе), преподаватель Центра оперного пения Галины Вишневской. Одна из труднейших партий в мировом оперном репертуаре с ним уже много лет: Бадри Майсурадзе пел Отелло на фестивале в Монпелье (Франция), в Королевской Шведской опере в Стокгольме, Королевской Датской опере в Копенгагене и оперных театрах Италии.

Нашей Дездемоной станет американская певица Мишель Крайдер, которую критики называют «одним из ведущих драматических сопрано своего поколения». Ее оперный дебют состоялся в 1988 г., тогда же она стала финалисткой конкурса Лучано Паваротти. Уже почти два десятилетия Крайдер выступает на сценах ведущих театров Америки и Европы (Метрополитен-опера, Ковент-Гарден, Венская государственная опера, Берлинская государственная опера, Ла Скала, Арена ди Верона и др.), исполняя самые различные партии итальянского репертуара — в «диапазоне» от бельканто до веризма. В России она будет петь впервые — и впервые исполнит партию Дездемоны.

Молодой «вердиевский» баритон Сильвио Занон (Яго) также впервые предстанет перед российской публикой. В 2007 г. он выступил в театре Лисео в Барселоне в опере «Андре Шенье» У. Джордано. Через год пел Скарпиа в «Тоске», поставленной Франческо Дзеффирелли в Римской опере. Широкое признание пришло к нему в 2008 г., после триумфального дебюта в Ла Скала («Плащ» Дж. Пуччини). Однако львиную долю в его репертуаре занимают партии в операх Верди (Риголетто, Граф ди Луна, Жорж Жермон и др.).

Остальные партии исполнят участники молодежной программы Большого театра и солисты Центра оперного пения Галины Вишневской.

«Гениальный старец Верди!
Он открывает молодым новые пути...»
П.И. Чайковский

Джузеппе Верди завершил «Отелло» в 1886 г. К этой опере, созданной в конце полувекового творческого пути, он шел долго и трудно. И дело не только в том, что непосредственно сам процесс сочинения занял около пяти лет. Пьесы Шекспира привлекали Верди уже в начале его карьеры. «Мне нужна драма короткая, очень увлекательная, с бурным развитием событий, насыщенная величайшим чувством...» — писал он, работая над оперой «Макбет», то есть почти за сорок лет до того, как обратился к «Отелло». Впрочем, после «Макбета» его долгое время не покидала мысль о «Короле Лире», однако так и не удалось найти подходящего либреттиста.

В 1870-е гг., после премьеры «Аиды», Верди вовсе решил отказаться от написания опер. Но судьба свела его с Арриго Бойто — человеком ярким и неординарным, хотя, быть может, и не сумевшим раскрыть свои дарования до конца. Обладая талантами композитора и драматурга, Бойто написал несколько опер на собственные либретто (в том числе и знаменитого «Мефистофеля», 1868 г.). Рьяный вагнерианец в молодости, он подвергал критике творчество Верди, но со временем пересмотрел свои взгляды. Издатель Джулио Рикорди организовал им личную встречу — и вскоре Бойто предложил план новой оперы, сразу понравившийся Верди. Так началось сотрудничество, которое принесло миру две величайших шедевра оперной шекспирианы — трагическую оперу «Отелло» и комическую оперу «Фальстаф».

В сюжете «Отелло» композитора наиболее привлекла фигура главного отрицательного персонажа — Яго (опера первоначально даже должна была называться его именем). Но Верди не желал делать из него ходульного «оперного злодея»: «Я хотел бы видеть Яго рассеянным, небрежным, равнодушным ко всему, подозрительным, колким, говорящим добро и зло с одинаковой легкостью, как будто совсем не думая о том, что говорит...если бы кто нибудь упрекнул его, сказав: „То, что ты говоришь, то, что ты предлагаешь — подлость“ ,- он смог бы ответить: „В самом деле? Я этого не думал... не будем говорить об этом“». В известной степени, Яго и есть ведущий персонаж оперы, хотя, за исключением язвительной, подлинно «мефистофельской» застольной песни в I акте, у него нет ни одной развернутой сольной сцены, — эта роль, прежде всего, требует выдающегося актерского мастерства.

Далек от традиционного тенорового «амплуа» и образ Отелло. Недаром только избранные певцы всегда могли включать эту партию в свой репертуар. Характер Дездемоны, с одной стороны, продолжает типичный для Верди ряд женских героинь-«жертв», слишком доверчивых и хрупких, гибнущих от страстей окружающего их жестокого мира; однако, исполнительница этой партии, по словам Верди, должна «подобно пресвятой Троице, обладать сразу тремя голосами».

По драматургии и музыкальному языку «Отелло» существенно отличается от предшествующих опер Верди. Но композитор не следует по вагнеровскому пути «симфонизации» опер, предполагающей довлеющую роль оркестра и наличие развитой системы лейтмотивов (в чем его несправедливо упрекали современники). Оставаясь самим собой, величайший мастер итальянской оперы XIX столетия создал в «Отелло» свой тип музыкальной драмы. В ее монологах, диалогах, ансамблевых и хоровых сценах сталкиваются могучие и неординарные характеры, в полную силу раскрываются чувства, клокочут страсти.

Уже первые такты интродукции — вокально-симфонической картины морской бури, с которой борется корабль Отелло, — дают импульс к стремительному развитию событий и захватывают внимание слушателя. И только безмятежный дуэт влюбленных в финале I акта и потрясающая своей наивной грустью «Песня об иве» Дездемоны в последнем действии служат эмоциональной разрядкой. В сцене ссоры (I акт), мрачном монологе Яго (II), в яростных вспышках гнева и клятве Отелло, в септете с хором III акта (одном из сложнейших ансамблей во всей оперной музыке) и вплоть до последнего монолога Отелло — его «любовного прощания» с безвинно погибшей супругой, не ослабевает напряжение, заставляя сопереживать подлинной трагедии великой любви.

Борис Мукосей

 

 
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ