Большой театр впервые играет оперетту «Летучая мышь»

17.03.2010

Большой театр продолжает «венскую» тему, заявленную в нынешнем сезоне постановкой «Воццека» А. Берга, и выпускает на сцену «Летучую мышь» Иоганна Штрауса, квинтэссенцию оперетты как жанра — и Вены как культурного мифа. Эта оперетта, столь любимая ведущими оперными театрами, знаменитыми певцами и очень «серьезными» дирижерами (в числе которых такие исполины, как Герберт фон Караян, Карл Бем, Карлос Кляйбер, Николаус Арнонкур, Андре Превен) в Большом не шла никогда.

И она-то как раз вылетит на сцену Большого благодаря очень молодой команде постановщиков. Это швейцарский дирижер Кристоф-Маттиас Мюллер, руководитель Симфонического оркестра Геттингена, известный московской публике по выступлениям с Российским национальным оркестром, и совсем юный, но успевший обратить на себя самое пристальное внимание режиссер Василий Бархатов. Господин Бархатов поставил уже пять спектаклей на сцене Мариинского театра! Причем, дебютной его работой стала оперетта — «Москва, Черемушки» Д. Шостаковича. Поставив же мюзикл «Шербурские зонтики» в петербургском театре «Карамболь», он стал номинантом нынешней «Золотой маски» (за оперные постановки уже тоже номинировался дважды). Так что наш режиссер, безусловно, имеет вкус к так называемому «легкому жанру»).

По его собственным словам, в своей постановке «Мыши» ему хотелось подчеркнуть остроту классического сюжета «комедии переодеваний» и выделить «оперную» тему этой оперетты. Но это «признание» никак не передает тот фонтан режиссерской мысли, который по достоинству можно оценить, только оказавшись в зрительном зале. Обещаем, действие будет очень живым — даже для такой живой «пьесы».
Василий Бархатов: «„Летучая мышь“ производит ложное впечатление сочинения простого и бесхитростного — в действительности оно очень конструктивно сложно. Для меня эта партитура своего рода музыкальный „Код да Винчи“, в ней зашифровано невероятное количество информации. История Европы, национальные конфликты, социальные спарринги — обо всем этом Штраус умудряется говорит смеясь. ... Это произведение о глобальном разрушении границ. О том, что все человеческие законы и заповеди можно легко нарушить, извиниться, свалив все на затуманившее рассудок шампанское ..., отряхнуться — и пойти дальше».*

Что касается оформления спектакля, то в технологическом плане его можно расценить как настоящий вызов театрально-декорационному искусству. На монтировку отведено рекордное количество времени: Новая сцена будет закрыта для публики на две с лишним предпремьерные недели. Столь высокотехнологичные декорации придумал известный театральный художник Зиновий Марголин, обладатель всевозможных театральных премий и наград, среди которых и «Золотая маска», и «Хрустальная Турандот».

Для знаменитого кутюрье Игоря Чапурина, который одевает персонажей «Летучей мыши», это уже четвертая работа в Большом театре — но первая в «оперном» жанре. В том смысле, что не в балетном. А это немаловажно: на сей раз фантазия модельера не будет ограничена спецификой балетного костюма, и развернется уже во всю свою мощь, тем более что и сам сюжет этому очень благоприятствует.

Световую партитуру создает Дамир Исмагилов, а хореографическую — Денис Бородицкий, мастер «контемпорари», с которым Василий Бархатов уже сотрудничал (как, впрочем, и с Зиновием Марголиным).

Воплощать идеи молодой постановочной команды будет «молодежная» команда певцов. Это очаровательные Розалинды — Динара Алиева (публика Большого слышала ее в «Турандот») и солистка Белорусского театра оперы и балета Анастасия Москвина; не менее прекрасные исполнительницы партии Адели — солистки Большого театра Анна Аглатова и Дарья Зыкова; и очень разные Айзенштайны — английский баритон Уильям Дейзли, тяготеющий к музыке XX века, хорватский тенор Крезимир Шпицер, преимущественно исполняющий музыку барочную (известен московской публике по недавнему выступлению в заглавной партии моцартовского «Идоменея»). Партию доктора Фальке исполнят Эльчин Азизов (Большой театр) и Игорь Головатенко («Новая опера»), Князя Орловского — солистки Большого Елена Манистина, Светлана Шилова и англичанка Анна Стефани (недавно успешно выступившая с оркестром «Новая Россия»), Альфреда — уже полюбившийся москвичам австралийский тенор Эндрю Гудвин (один из постоянных Ленских Большого) и очень молодой солист Самарского театра оперы и балета Анатолий Невдах.

Помимо дирижера-постановщика К.-М. Мюллера, за дирижерский пульт встанет также дирижер Большого театра Михаил Грановский.

Премьерная серия представлений пройдет 17-21 марта 2010 г.
При поддержке ОАО Банк ВТБ.

* Из интервью Василия Бархатова Дмитрию Ренанскому. Полностью текст будет опубликован в буклете к спектаклю.