06.03.2010

Замысел балета Стравинского относится к 1911 г. «...В воображении моем совершенно неожиданно возникла картина священного языческого ритуала: мудрые старцы сидят в кругу и наблюдают предсмертный танец девушки, которую они приносят в жертву богу весны, чтобы заслужить его благосклонность, — пишет автор, — ...видение это произвело на меня сильное впечатление, и я тотчас же рассказал о нем моему приятелю, художнику Николаю Рериху, картины которого воскрешали славянское язычество. Его это привело в восторг, и мы стали работать вместе. В Париже я рассказал о своем замысле Дягилеву, который сразу же им увлекся...»

«Весна священная» стала третьим балетом (после «Жар-птицы» и так поразившего парижан «Петрушки»), написанным Стравинским по заказу Сергея Дягилева для его Русских сезонов, столетие которых недавно отмечал весь культурный мир. К постановке всемогущий антрепренер решил привлечь свои лучшие силы — декорации писал Никорай Рерих, постановщиком выступил Вацлав Нижинский, дирижировал оркестром высоко ценимый Стравинским музыкант Пьер Монте.

Однако то, что произошло 29 мая 1913 г. на премьере в театре Елисейских полей, превзошло самые смелые «ожидания». «Первые же такты вызвали смех и издевательства.... Выкрики постепенно слились во всеобщий гул... очень скоро шум стал таким, что нельзя было уже ничего разобрать. Пытаясь прекратить шум, осветители то зажигали, то тушили свет в зале. Нижинский исступленно кричал счет танцующим, но они ничего не слышали из-за поднявшейся в зале суматохи». Премьера обернулась одним из самых грандиозных скандалов, начинавших новые эпохи в искусстве. (Немудрено, что один из музыкантов назовет это сочинение «сдвигом тектонической плиты». Другой, уже позже,- «взрывом атомной бомбы»).

Возможно, именно с этой даты стоит вести отсчет музыки ХХ века, когда кардинальный перелом изменил облик всех составляющих музыкального искусства — мелодии, ритма, гармонии и инструментовки. Стравинский «недолго ждал реванша». Если последовавшие затем постановки «Весны» тоже нередко вызывали острые дискуссии, то ее судьба как симфонического произведения складывалась очень счастливо. Уже через полгода «Весна священная» звучала в концертных залах Парижа и Лондона, встречая триумфальный прием у публики.

«Весна Священная». Картины языческой Руси
Часть I. Поцелуй земли
Вступление
Весенние гадания. Пляски щеголих
Игра умыкания
Вешние хороводы
Игра двух городов
Шествие Старейшего-Мудрейшего
Поцелуй земли (Старейший-Мудрейший)
Выплясывание земли

Часть II. Великая жертва
Вступление
Тайные игры девушек. Хождение по кругам
Взывание к праотцам
Действо старцев — человечьих праотцов
Великая священная пляска (Избранница)

От Вступления первой части, рисующего постепенное оживление природы, пробуждение всего живого после мертвого зимнего сна, до исступленной «Великой священной пляски» избранной жертвы композитор погружает нас в мир мифологических верований, древних суеверий и инстинктов, которые управляли человеком, еще не осознавшим свою индивидуальность, но ощущавшим себя только внутри племени и в тесной связи с вечными законами Природы. Но в то же время как современно звучит эта музыка и сейчас, не утерявшая ни свежести, ни новизны через сто лет после первой постановки!

Многоге связывало Равеля и Стравинского. Равель испытывал горячий интерес к русской музыке, выразившийся не только в великолепной оркестровке «Картинок с выставки», но и совместной со Стравинским работой над «Хованщиной» Мусоргского. Стравинский еще со студенческих лет, к неудовольствию своих учителей, тяготел к «декадентской» атмосфере музыкального импрессионизма.

Впрочем, и Равель, будучи старшим современником Стравинского, позже сам испытал влияние младшего собрата. Недаром его Первый фортепианный концерт, написанный два десятилетия спустя после их знакомства, начинается с колких «петрушечных» аккордов и напоминает своим началом знаменитую «Русскую пляску»!

Законченный в 1931 г. концерт стал одним из последних сочинений французского мастера. Обремененный годами и тяжелой болезнью, вынужденный терпеть ядовитую критику со стороны молодого поколения музыкантов, считавших его музыку «пережитком прошлого», Равель создал одно из самых своих светлых, жизнерадостных произведений.

Вот как он сам говорил о нем: «Это концерт в самом точном смысле этого слова; он написан в духе концертов Моцарта или Сен-Санса. Я действительно считаю, что музыка концерта может быть веселой и блестящей; не обязательно, чтобы она претендовала на глубину или драматизм... Вначале у меня было намерение дать этому произведению название „Дивертисмент“, но потом я решил, что в этом нет необходимости, поскольку само слово „Концерт“ достаточно точно определяет характер музыки... в нем также есть элементы джаза...»

Стоит добавить, что, работая над концертом, Равель использовал наброски ненаписанной «Фантазии на темы баскской музыки» (мать композитора была родом из страны басков). Излюбленная Равелем стихия вальса также нашла отражение в концерте — второй его части, где интимная лирика шубертовских миниатюр как будто подернута флером сентиментальности более современного вальса-бостона.

Если музыка «Весны священной» словно предвосхищает будущие потрясения и катастрофы века, то Равель на исходе творчества со спокойной улыбкой оглядывается на прожитый путь, — и ни тернии, ни страдания не замутняют солнечной радости мироощущения, свойственной его музе с юных лет.

Симон Трпчески — молодой, но уже заслуживший мировое признание македонский пианист. Воспитанник русской фортепианной школы, в 2000 г. завоевал вторую премию на Конкурсе пианистов Миллениума/Millennium World Piano Competition в Лондоне, год спустя дебютировал в Вигмор холле/Wigmore Hall и с тех пор регулярно выступает в английской столице. А также гастролирует в странах Европы, Азии и Северной Америки. На его счету выступления с крупнейшими симфоническими оркестрами мира.

Борис Мукосей

 

 
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ