Маяковский или Капулетти?

26.11.2014

Виктор Барыкин танцевал в Большом с 1974 по 1991 г. Достаточно просмотреть перечень исполненных им партий, чтобы сразу стало ясно: этот артист с энтузиазмом откликался на любое приглашение принять участие в постановке нового балета. У него есть в активе и классика, например, такая завидная для всех «принцев» партия, как Граф Альберт в «Жизели» (так что неслучайно Большой балет покажет именно этот спектакль в его честь!), но гораздо больше ролей в балетах, которые ставили его звездные коллеги — артисты Большого, стремившиеся расширить свой репертуар или попробовать свои силы в качестве хореографов, а также появлявшиеся в театре хореографы «со стороны». Причем, те балеты, премьеры которых состоялись до того, как его приняли в труппу, он все равно осваивал впоследствии.

Виктор Барыкин был Коррехидором и Хозе, Карениным и Треплевым у Майи Плисецкой, Клеоном, Икаром, Макбетом, Петром Леонтьевичем и Артыновым у Владимира Васильева, Доном Хуаном и Бенедиктом у Веры Боккадоро, Ржевским у Дмитрия Брянцева, а также Северьяном и Меркуцио у Юрия Григоровича (не упомянутые здесь роли можно найти на личной странице артиста).

Прекрасно выученный, хорошо технически оснащенный, он был притягателен своими актерскими качествами. Умение вживаться в роль у него было поразительное, что он демонстрировал еще совсем недавно, исполнив в 2003 г. роль Капулетти в балете «Ромео и Джульетта» Деклана Доннеллана и Раду Поклитару и в 2006-м роль Сказочника в «Золушке», поставленной Юрием Посоховым и Юрием Борисовым.
Отличительной чертой его актерского дарования была экспрессивность на грани гротеска. Недаром, когда Владимир Васильев задумал сочинить свою музыкально-драматическую композицию «Сказка о попе и работнике его Балде» (премьера состоялась в Концертном зале им. Чайковского в 1989 г.), он позвал Барыкина на роль Попадьи, которую тот с блеском и исполнил.

«Наша „Чайка“ прошла в Гетеборге удачно. Шведы умеют работать на театре. Ничего не надо было повторять дважды. Все помнилось, все осуществлялось без заминок. Из Большого участвовали в постановке лишь несколько солистов да художник Левенталь и мой верный корепетитор Борис Мягков. В Швеции со мной танцевал Виктор Барыкин. Позже он сделал в моих балетах и Каренина, и Хосе. Его Треплев был отличен от Треплева-Богатырева. Саша сблизил драму Треплева с блоковской эпохой, с устремлениями русского декадентского искусства начала двадцатого столетия. А Барыкин играл современное, недавнее. У Барыкина был не Блок, а Маяковский. Или Есенин?..»
«Я, Майя Плисецкая...»


В спектакле, посвященном юбиляру, танцуют его замечательные ученики — Андрей Меркурьев и Андрей Болотин.