Наше всё читаем все

08.12.2015

Четыре тома за четыре дня: шестьдесят часов вещания, тысяча триста голосов, которые прозвучат, в том числе, в космосе и в кабине машиниста в «Сапсане», а также в БДТ им. Товстоногова и Государственном Историческом музее, Тронном зале Эрмитажа и Арсенале Нижегородского Кремля, новой сцене театра "Геликон-опера" и Музее архитектуры и дизайна УралГАХА в Екатеринбурге… Чтецы знаменитые и просто замечательные люди, которые любят читать, приславшие свои голоса из Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа, Ярославля, Челябинска и еще многих российских городов, а также с Камчатки, Земли Франца Иосифа, из Лондона, Парижа и Вашингтона.

Самый читаемый роман на свете – «Война и мир» - будет прочитан от первой до последней страницы в течение четырех дней: с 8 по 11 декабря, в эфире телеканалов «Россия К», «Россия 1», радиостанции «Маяк» и в интернете. Каждая трансляция стартует в десять утра по московскому времени. Начинает Алиса Фрейндлих в день своего рождения и на сцене своего театра – БДТ, где вскоре ей предстоит играть в премьере инсценировки этого романа. Среди известных всем чтецов романа – Фанни Ардан, Светлана Крючкова, Нина Усатова, Вера Алентова, Екатерина Мечетина, Мария Голубкина, Алексей Петренко, Валерий Баринов, Сергей Безруков, Даниил Спиваковский, Владимир Толстой …

Большой театр представляют солистка оперы Екатерина Щербаченко и солистка балета Дарья Хохлова. (Чтение разворачивается в интерьерах Большого театра).

Екатерина Щербаченко, всемирно признанная певица, стала полноправным членом труппы Большого театра после того, как с блеском дебютировала на его сцене в партии Наташи Ростовой в опере Сергея Прокофьева «Война и мир».

Дарья Хохлова, уверенно набирающая репертуар молодая артистка и начинающий балетовед, предстанет во всей красе перед широкой публикой во второй серии проекта «Большой балет», который вскоре начнет транслировать телеканал «Россия К». Если говорить о воплощении героев Толстого на балетной сцене, она, конечно, предпочла бы танцевать графиню Наташу Ростову, но ее симпатии читателя еще со школьных лет были отданы княжне Марье…

Дарья Хохлова в партии Ольги в балете "Онегин" по роману А.С. Пушкина.
Екатерина Щербаченко в партии Наташи Ростовой в опере "Война и мир".
Оба фото - Д. Юсупова.

Большому достался второй том, который выйдет в эфир 9 декабря.
Дарья Хохлова читает о том, как танцевали на балу у Иогеля (часть 1-я, глава XII):

У Иогеля были самые веселые балы в Москве. Это говорили матушки, глядя на своих adolescentes, выделывающих свои только что выученные па; это говорили и сами adolescentes и adolescents, танцевавшие до упаду; это говорили взрослые девицы и молодые люди, приезжавшие на эти балы с мыслию снизойти до них и находя в них самое лучшее веселье. В этот же год на этих балах сделалось два брака. Две хорошенькие княжны Горчаковы нашли женихов и вышли замуж, и тем еще более пустили в славу эти балы. Особенного на этих балах было то, что не было хозяина и хозяйки: был, как пух летающий, по правилам искусства расшаркивающийся добродушный Иогель, который принимал билетики за уроки от всех своих гостей; было то, что на эти балы еще езжали только те, кто хотел танцевать и веселиться, как хотят этого тринадцати— и четырнадцатилетние девочки, в первый раз надевающие длинные платья. Все, за редкими исключениями, были или казались хорошенькими: так восторженно они все улыбались и так разгорались их глазки. Иногда танцовывали даже pas de châle лучшие ученицы, из которых лучшая была Наташа, отличавшаяся своею грациозностью; но на этом, последнем бале танцевали только экосезы, англезы и только что входящую в моду мазурку. Зала была взята Иогелем в доме Безухова, и бал очень удался, как говорили все. Много было хорошеньких девочек, и Ростовы барышни были из лучших. Они обе были особенно счастливы и веселы в этот вечер. Соня, гордая предложением Долохова, своим отказом и объяснением с Николаем, кружилась еще дома, не давая девушке дочесать свои косы, и теперь насквозь светилась порывистой радостью.
Наташа, не менее гордая тем, что она в первый раз была в длинном платье, на настоящем бале, была еще счастливее. Они были в белых кисейных платьях с розовыми лентами.
Наташа сделалась влюблена с самой той минуты, как она вошла на бал. Она не была влюблена ни в кого в особенности, но влюблена была во всех. В того, на кого она смотрела в ту минуту, как она смотрела, в того она и была влюблена.
— Ах, как хорошо! — все говорила она, подбегая к Соне.
Николай с Денисовым ходили по залам, ласково и покровительственно оглядывая танцующих.
— Как она мила, кг’асавица будет, — сказал Денисов.

Екатерина Щербаченко начинает рассказ о посещении Наташей оперы (часть 5-я, глава IX):
На сцене были ровные доски по средине, с боков стояли крашеные картины, изображавшие деревья, позади было протянуто полотно на досках. В середине сцены сидели девицы в красных корсажах и белых юбках. Одна, очень толстая, в шелковом белом платье, сидела особо на низкой скамеечке, к которой был приклеен сзади зеленый картон. Все они пели что-то. Когда они кончили свою песню, девица в белом подошла к будочке суфлера, и к ней подошел мужчина в шелковых, в обтяжку, панталонах на толстых ногах, с пером и кинжалом и стал петь и разводить руками.
Мужчина в обтянутых панталонах пропел один, потом пропела она. Потом оба замолкли, заиграла музыка, и мужчина стал перебирать пальцами руку девицы в белом платье, очевидно выжидая опять такта, чтобы начать свою партию вместе с нею. Они пропели вдвоем, и все в театре стали хлопать и кричать, а мужчина и женщина на сцене, которые изображали влюбленных, стали, улыбаясь и разводя руками, кланяться.
После деревни и в том серьезном настроении, в котором находилась Наташа, всё это было дико и удивительно ей. Она не могла следить за ходом оперы, не могла даже слышать музыку: она видела только крашеные картоны и странно-наряженных мужчин и женщин, при ярком свете странно двигавшихся, говоривших и певших; она знала, что всё это должно было представлять, но всё это было так вычурно-фальшиво и ненатурально, что ей становилось то совестно за актеров, то смешно на них. Она оглядывалась вокруг себя, на лица зрителей, отыскивая в них то же чувство насмешки и недоумения, которое было в ней; но все лица были внимательны к тому, что происходило на сцене и выражали притворное, как казалось Наташе, восхищение. «Должно быть это так надобно!» думала Наташа. Она попеременно оглядывалась то на эти ряды припомаженных голов в партере, то на оголенных женщин в ложах, в особенности на свою соседку Элен, которая, совершенно раздетая, с тихой и спокойной улыбкой, не спуская глаз, смотрела на сцену, ощущая яркий свет, разлитый по всей зале и теплый, толпою согретый воздух. Наташа мало-по-малу начинала приходить в давно не испытанное ею состояние опьянения. Она не помнила, что она и где она и что перед ней делается. Она смотрела и думала, и самые странные мысли неожиданно, без связи, мелькали в ее голове. То ей приходила мысль вскочить на рампу и пропеть ту арию, которую пела актриса, то ей хотелось зацепить веером недалеко от нее сидевшего старичка, то перегнуться к Элен и защекотать ее.

Чтение продолжили артисты Большого балета Андрей Меркурьев, Анна Тихомирова, Артем Овчаренко, Екатерина Шипулина (танцевавшая Анну Каренину у Бориса Эйфмана), Евгения Образцова (танцевавшая Кити в "Анне Карениной" Ратманского в Мариинском театре) и солистки оперной труппы Юлия Мазурова и Анна Аглатова.

Проект, инициированный Музеем-усадьбой Л.Н. Толстого «Ясная Поляна», задуман как одно из ударных мероприятий, завершающих Год литературы, но посыл его, конечно, в другом: год литературы надо продолжить – и на долгие годы.

Роман «Война и мир» совсем недавно, хотя и отдельными страницами, уже был воплощен в балете. Частью грандиозной церемонии открытия Олимпийских игр в Сочи стала масштабная хореографическая картина «Первый бал Наташи Ростовой», постановку которой осуществил известный хореограф Раду Поклитару. В партии Наташи Ростовой выступила прима-балерина Большого и Ла Скала Светлана Захарова. В партии Андрея Болконского — премьер Мариинского театра Данила Корсунцев. В бравурной партии Дениса Давыдова – ныне приглашенный солист Большого и международная звезда Иван Васильев. В роли Графа Ильи Андреевича Ростова блеснул легендарный Васильев — Владимир. А партию Пьера Безухова исполнил балетмейстер-репетитор Большого театра Александр Петухов.

В чтении «Анны Карениной» - первом проекте такого рода, осуществленном год назад, - принимал участие солист оперной труппы, выдающийся бас Владимир Маторин.

 

 
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ