Концерт Духового квинтета Большого театра

05.05.2019

Новую программу Духового квинтета откроет сюита из оперы «Кармен» Жоржа Бизе, одной из популярнейших опер в истории музыки. Ее судьба была непростой: на премьере она не была оценена по достоинству, композитор же вскоре умер, так и не дожив до ее громкого успеха. Который сразу же предрек ей такой компетентный слушатель, как Петр Ильич Чайковский. Увидев в Париже одну из первых постановок, писал Надежде фон Мекк: «Лет через десять «Кармен» будет самой популярной оперой в мире». Так и произошло: до сих пор эта опера пользуется исключительной любовью зрителей, а ее мелодии знакомы как опытным меломанам, так и людям, далеким от мира музыки.

В сюиту, которая прозвучит в концерте, вошли несколько номеров самых ярких. Знаменитые Хабанера и Куплеты тореадора предназначены для исполнения голосом, но на этот раз слушатель сможет убедиться в том, несколько «человеческим» может быть «голос» духового инструмента, берущий на себя сольную партию. Три прелюдии – ко второму, третьему и четвертому актам – номера сугубо инструментальные. Вступление ко второму действию основано на лапидарной солдатской песне, которую напевает солдат Хозе, направляясь на свидание с Кармен в таверну. Прелюдия к третьему акту – изумительной красоты музыкальный пейзаж, погружающий в атмосферу ясного и теплого сельского утра. И, наконец, антракт, предваряющий четвертое, финальное действие – картина многолюдного народного праздника и одновременно кровавого развлечения, испанской корриды. Передающая настроения радостного возбуждения и предвкушения «хлеба и зрелищ» музыка одновременно становится фоном для трагической развязки сюжета.

Популярностью с оперой «Кармен», наверное, могут посоперничать оперы Дж. Пуччини. «Мемуары Рудольфа» – концертная фантазия, написанная флейтистом Николаем Поповым по мотивам оперы «Богема». Она напомнит самые яркие и трогательные темы оперы, словно воскрешая в памяти страницы этой знаменитой печальной истории любви.

А завершится первое отделение на жизнеутверждающей ноте: будет исполнено блестящее Фантастическое попурри на темы из оперы Дж. Россини «Севильский цирюльник», написанное Джулио Бриччальди, флейтистом-виртуозом, в первой половине XIX века не знавшим себе равных.

Второе отделение посвящено одному из самых удивительных музыкальных произведений в истории – «Картинкам с выставки» М. Мусоргского. Мусоргский, кардинально изменивший свою жизнь и оставивший многообещающую карьеру ради служения музыке, в юности был блестящим офицером и виртуозно играл на фортепиано, благодаря чему имел большой успех в светском обществе. Тем не менее «Картинки с выставки» –фактически единственное его произведение для фортепиано соло. Эта фортепианная сюита была написана в память о безвременно умершем друге Мусоргского – художнике Викторе Гартмане, чьи работы, увиденные на посмертной выставке, стали отправной точкой для замысла композитора. Весь цикл объединяет одна и та же музыкальная тема, звучащая многократно: это «Прогулка», которую Мусоргский иронично назвал в письме «моя физиономия» – он сам, прогуливающийся по выставке работ Гартмана. Вместе с тем, повторяясь несколько раз, как бы «прослаивая» собой непосредственно «картинки с выставки», тема «Прогулки» каждый раз звучит по-новому, как бы комментируя увиденное. Среди образов, навеянных картинами Гартмана, – гном, нескладное и мрачное существо, страдающее от своего уродства, внешнего, а, возможно, и внутреннего; полуразрушенный средневековый замок, хранящий в себе далекие воспоминания былого счастья; шумные дети и их степенные нянюшки на прогулке в саду Тюильри, а сразу после – «Быдло», тяжело плетущаяся повозка, управляемая бедным крестьянином, который тянет свою заунывную песню. Контрасты продолжаются: вслед за этой невеселой картиной звучит легкое и забавное скерцо, навеянное эскизом детских танцевальных костюмов, – «Балет невылупившихся птенцов», а затем душераздирающая сцена «Самуэль Гольденберг и Шмуйле» – диалог уверенного и властного богача и несчастного обездоленного бедняка. Затем – мистическая картина Катакомб, попытка приоткрыть страшную тайну смерти. Две последних части «Картинок» – «Баба Яга» («там ступа с Бабою Ягой идет, бредет сама собой») и «Богатырские ворота». Финал оказывается ответом Мусоргского на мучительный вопрос «Катакомб»: мощная и торжественная русская тема переходит вначале в отдаленное церковное пение, а затем в постепенно приближающийся, словно поднимающийся, как град Китеж, из морских глубин, колокольный перезвон.

В концерте выступит Духовой квинтет Большого театра в составе: Николай Попов (флейта), Сергей Лысенко (гобой), Сергей Петров (кларнет), Андрей Рудометкин (фагот), Алексей Раев (валторна), а также Наталья Киселева (фортепиано), Павел Степин (контрабас), Ван Ювей (саксофон), Антон Михалевский (колокола), Иван Рудометкин и Виктория Айзентир (художественное слово).
Наталия Абрютина