Чудесное число четыре

12.02.2019

Струнный квартет по праву считается одним из самых сложных и тонких жанров камерно-ансамблевой музыки. В программе описываемого концерта – два подлинных шедевра: Четырнадцатый струнный квартет Шуберта и Второй струнный квартет Шостаковича.

Квартет ре минор Ф. Шуберта, написанный в 1824 г., носит название «Смерть и девушка» - и так же называется песня, тему которой Шуберт использовал во второй части квартета. Случай не единственный. Шуберт неоднократно использовал темы собственных вокальных сочинений в камерно-инструментальной музыке: так, музыка ля-минорного квартета основывается на темах песни «Боги Греции» на стихи Шиллера и музыки к драме «Розамунда», а четвертая часть знаменитого «Фореллен-квинтета» – на теме песни «Форель» на стихи К. Шубарта.

Этот сюжет (смерть и девушка) возник в конце XV века в изобразительном искусстве и впоследствии был подхвачен художниками XIX века, а музыкальная интерпретация этой темы – в песне и квартете Шуберта – стала богатым источником аллюзий в искусстве нового времени. Так, например, символом боли и страдания она становится в одноименном фильме Романа Полански (1994 г.).

Квартет Шуберта был написан в тяжелое для композитора время – в 1824 году он узнал о роковой болезни, предвещавшей ему скорую кончину. Четырехчастный цикл представляет собой размышление на тему «взаимоотношений» человека и судьбы в очень драматичном, по-бетховенски, ключе. Образы музыки Бетховена напоминают о себе уже в главной теме первой части, вызывающей ассоциации с грозной, непреклонной «поступью» судьбы. Ей контрастирует мягкая и нежная побочная тема, «покоящаяся» на плавно покачивающемся фоне триолей: Шуберт строит две противоположные темы на одном и том же музыкальном материале, сообщая ему совершенно разное значение. Первая часть выполнена в масштабной сонатной форме, в классической традиции – с повторением экспозиции. Драматизм достигает высочайшего накала уже в ее пределах, но завершается часть печальной кодой, имеющей сходство с похоронным шествием. Повторяемая первой скрипкой фраза строится на барочном мотиве крестного страдания и соединяется в контрапункте с фрагментом главной темы (судьбы) в партии виолончели.

Вторая часть – вариации на тему песни «Смерть и девушка», написанной семью годами ранее. Однако Шуберт придает ей иной смысл, используя лишь одну «сторону» рокового «диалога» – аккордовый хорал. В этой теме много характерного для траурной музыки: мерный, похоронный ритм, псалмодическая мелодия, хоральное изложение. При всей суровости и неумолимости темы вариаций у Шуберта она таинственным образом обретает мягкость и «человечность». Вариации построены в целом по классическому образцу, но, несмотря на эту кажущуюся простоту орнаментального варьирования, их образы достигают величайшей выразительной силы. В конце части находится место невероятному «шубертовскому мажору», брезжащему тихим нездешним светом, как последняя улыбка прощения.

Скерцо снова вызывает аллюзии с яростными, непреклонными страницами музыки Бетховена. Чеканный, «железный» ритм темы создают образ апокалиптической скачки. Этот же ритм преображается в мягкую волну танцевального сопровождения безмятежной темы трио.

Неистовая «дюреровская» скачка продолжается и в финале, пронизанном напряженнейшей ритмической пульсацией и поражающим воображение обилием неожиданных гармонических смен, отсылая и к Бетховену, и к шубертовскому «Лесному царю» и предвосхищая Брамса, Листа даже «Симфонические танцы» Рахманинова.

Квартеты Дмитрия Шостаковича являются подлинными вершинами этого жанра в музыке XX века, продолжая линию великих мастеров прошлого – Гайдна, Моцарта, Бетховена, Шуберта, Чайковского, Бородина. Изначально Шостакович задумывал «мегацикл», который должен был состоять из двадцати четырех квартетов. В итоге, было написано пятнадцать (любопытно, что столько же, сколько и симфоний). Все они обязаны своим появлением сотрудничеству автора с одним из ведущих музыкальных коллективов СССР и всего мира – Квартетом имени Бетховена. Это сотрудничество началось в 1938 г. (год написания Первого квартета) и продолжалось до конца жизни Шостаковича (1975 г.). Он был первым исполнителем большинства квартетов Шостаковича, посвятившего Третий и Пятый квартеты Квартету им. Бетховена «совокупно», а «номера» с одиннадцатого по четырнадцатый — каждому «отдельному» участнику.

Второй квартет был написан в предпоследнем году Великой отечественной войны – 1944-м. Период с 1942-го по 1944 г. отличался невероятной интенсивностью и напряженностью работы композитора и отмечен созданием нескольких исключительных шедевров. После Седьмой, «Ленинградской». симфонии, имевшей грандиозный успех, появилась неоконченная опера «Игроки» по пьесе Гоголя, серия романсов на стихи английских поэтов, Вторая фортепианная соната, посвященная памяти пианиста Леонида Николаева, затем – еще более значительная, чем Седьмая, Восьмая симфония, которую многие считают главным сочинением в жизни Шостаковича.

В период работы над симфонией, создававшейся с неистовой скоростью, Шостакович был вынужден постоянно «отвлекаться», в том числе и на участие во всесоюзном конкурсе на сочинение нового гимна СССР. На конкурс было представлено более пятисот работ, некоторые композиторы прислали даже по нескольку произведений (например, Арам Хачатурян – семь; что касается Шостаковича, то он «предъявил» два).

Каждое допущенное к конкурсу сочинение исполнялось в Бетховенском зале Большого театра, а на прослушиваниях иногда появлялся и сам Сталин. Вот от него и поступила странная «рекомендация» для Шостаковича и Хачатуряна: им предписывалось сочинить еще один гимн, совместный. Сочетать такие разные творческие темпераменты было затруднительно, и коллективная работа не заладилась. Поэтому композиторы решили соединить две мелодии: первую часть написал Хачатурян, вторую – Шостакович. Неожиданно именно этот вариант пришелся по душе Сталину, но он предложил внести некоторые поправки в припев. На вопрос, хватит ли для этого трех месяцев, Шостакович ответил: «Достаточно и пяти дней». Такой ответ встревожил Сталина, который считал, что над таким ответственным заданием следует трудиться гораздо дольше. В результате государственным гимном стала песня Александрова, а Хачатурян, для которого, как оказалось, победа на конкурсе была очень важна, еще долго припоминал Шостаковичу его досадный промах.

В 1944 г. Шостакович несколько месяцев работал над партитурой оперы «Скрипка Ротшильда» Вениамина Флейшмана, своего консерваторского ученика, ушедшего добровольцем на фронт и погибшего в первые недели войны. Все его произведения, кроме незавершенной оперы, пропали, и Шостакович решил закончить и инструментовать «Скрипку Ротшильда». Работа была завершена 5 февраля. В этот же день в Новосибирске была исполнена Восьмая симфония со вступительным словом Ивана Соллертинского – музыковеда, ближайшего друга Шостаковича. Спустя несколько дней Соллертинский неожиданно скончался, что стало величайшим ударом для композитора. Через четыре дня после смерти друга Шостакович начал писать Второе фортепианное трио, которое посвятил его памяти. Трио создавалось достаточно долго, около полугода – вначале в Москве, а затем в доме творчества под Иваново. Оно стало своеобразной камерной «параллелью» к Восьмой симфонии, войдя в число самых трагических страниц музыки Шостаковича.

Трио было исполнено участниками Квартета имени Бетховена в освобожденном Ленинграде, а затем в Москве. Вместе с ним исполнялся и Второй струнный квартет, также написанный в Иваново и посвященный композитору Виссариону Шебалину в честь двадцатилетнего «юбилея» знакомства. Удивительно, что это сочинение, «соседствующее» с такими полотнами трагической глубины, как Восьмая симфония и Второе трио, в целом отличается бесконфликтным и общим достаточно спокойным, насколько это возможно в музыке Шостаковича, характером. Структура квартета близка скорее к сюите, его четыре части имеют названия: Увертюра, Речитатив и романс, Вальс и Тема с вариациями. Несмотря на это, характерные для Шостаковича постоянная внутренняя напряженность и тревожная «закрытость», создающие ощущение надвигающейся беды, все же пронизывают все это сочинение.

Музыку Шуберта и Шостаковича исполнит Струнный квартет солистов оркестра Большого театра в составе: Игорь Цинман, Яна Неустроева (скрипка), Михаил Ковальков (альт) и Арсений Котляревский (виолончель).

Наталия Абрютина