Разговор четырех умных собеседников

21.10.2018

Квартет представляет собой один из сложнейших и «тончайших» видов камерного исполнительства. Он зародился во второй половине XVIII века, в раннеклассическую эпоху и первоначально был ярким примером домашнего музицирования. Уже в эпоху венских классиков появились подлинные жемчужины этого жанра. Гёте, большой знаток и любитель музыки, сравнил квартет с разговором четырех умных собеседников. Звучание этого состава невероятно стройно и сбалансированно, а его камерное, «домашнее» происхождение придало ему особый сокровенно-лирический характер. В концерте прозвучат два квартета эпохи романтизма – ля минор, ор. 51 №2 И. Брамса и «Американский» А. Дворжака.

Для Иоханнеса Брамса этот жанр значил очень много: известно, что прежде чем (в возрасте приблизительно сорока лет) опубликовать два квартета op. 51, он уничтожил более двадцати написанных до того, посчитав их недостойными исполнения и издания. Квартеты op.51 были завершены летом 1873 г., однако работа над ними шла не один год: еще в 1865 г. композитор работал над первым из них, о чем писал в письме другу, скрипачу и композитору Йозефу Иоахиму. С этой же личностью в определенной степени связан и ля-минорный квартет (№ 2): основная его тема построена на музыкальной «монограмме» авторства Иоахима, ставшей одним из символов романтической эпохи. Девизом Иоахима была фраза «Frei aber einsam» - «Свободен, но одинок» - начальные буквы которой, F-A-E, соответствуют нотам фа, ля и ми. Интересно, что за два десятилетия до этого по инициативе Роберта Шумана в подарок Иоахиму была написана «коллективная» соната на этот же мотив, и в ее сочинении приняли участие сам Шуман и совсем молодые тогда композиторы И. Брамс и Д. Дитрих. Монограмма оказалась близка и Брамсу, музыканту глубоко трагического мироощущения, и использовалась им ранее и в других сочинениях (Скрипичном скерцо, Первой виолончельной сонате и Фортепианном квартете op.26). Кроме того, обращение Брамса к ней напоминает и о Шумане, дружба с которым осветила всю его жизнь, а смерть стала тяжелейшей потерей.

Первая часть квартета – в жанре элегии – написана в развернутой и детализированной сонатной форме. Основой ее развития становятся начальные звуки главной темы, представляющие собой упомянутую монограмму F-A-Е. В сонатном allegro романтическая трагическая напряженность, свойственная Брамсу, соединяется с барочной образностью: основополагающий принцип развития тем напоминает барочное развертывание, фактура чрезвычайно богата полифонически и вместе с тем несет на себе отпечаток хоральности.

Интересно, что квартет однотонален – все его части написаны in A/ ля (что также, возможно, представляет собой некую отсылку к барочной сюите или партите). Так, вторая часть – Andante ля мажор. В нем мягкая и плавная, напоминающая романс, тема чередуется с эпизодом в параллельном миноре, в котором в своего рода «диалог» вступают две своеобразные микротемы, связанные с миром прошлого, столь важным для консервативного, замкнутого композитора-интроверта. Первая из них, отмеченная forte и marcato, – архаичная каноническая имитация скрипки и виолончели. Вторая – светлая и мечтательная скрипичная декламация, близкая по настроению к основному разделу Andante. Тихая, звучащая как бы «вполголоса» кода построена на вопросительных, робких интонациях, с неразрешенными аккордами и «повисшими в воздухе» паузами. В последнем проведении тема монограммы звучит издалека, в самом высоком регистре, предваряя собой цепь печально-собранных хоральных аккордов.

Небольшая третья часть – Quasi menuetto – представляется далеким видением из прошлого. Трехтактовые мотивы, составляющие тему и напоминающие о средневековой рыцарской романтике, окутаны дымкой гудящей бурдонной квинты в басу, сквозь которую иногда неожиданно проступает мягкий, ностальгический мотив, основанный на классицистском группетто. Контраст этой «старинной песенке» составляет стремительное трио в жанре perpetuum mobile.

Финал квартета, Allegro non assai, связан с эстетикой венгерского стиля вербункош и чардашом, не раз нашедшими отражение в музыке Брамса – например, в его Венгерских танцах и в финале Фортепианного квартета соль минор. Главная тема звучит невероятно ярко и непредсказуемо, построенная также, как и основная тема Quasi menuetto, на нерегулярных трехтактовых мотивах, а особую романтическую «нестабильность» придает ей постоянное мажоро-минорное мерцание. Вторая тема также напоминает танец, но теперь это мягкий, задумчивый вальс, основанный на интонации главной темы Первой части – монограммы. В коде всего сочинения причудливо сочетаются отзвуки всех частей цикла, в конце концов находящие успокоение в тихом, возвышенном хорале.

«Американский» квартет чешского композитора Антонина Дворжака принадлежит к числу самых исполняемых его сочинений и самых известных квартетов вообще. Он был написан в период жизни композитора в Америке, в Нью-Йорке, куда его пригласили возглавить только что созданную Национальную консерваторию. В этот период Дворжак написал самую известную и популярную из своих симфоний – Девятую, получившую подзаголовок «Из Нового Света», и ряд камерных сочинений. Все они созданы под несомненным влиянием новой для композитора земли, ее необычной природы и американского фольклора – музыки индейцев и афроамериканских духовных песнопений спиричуэлс. Фа-мажорный квартет был написан молниеносно (в черновом варианте всего за три дня) во время отдыха летом 1893 г. в деревне Спиллвилл, штат Айова, куда Дворжака пригласил консерваторский коллега, скрипач чешского происхождения Йозеф Коваржик. Эта деревня была целиком населена эмигрантами из Чехии – возможно, в том числе и поэтому новая «американская» музыка Дворжака настолько необычно, но органично сочетает в себе как черты чисто американского фольклора, так и «дух» и элементы славянских песен и танцев. Неслучайно, прежде чем за квартетом закрепился подзаголовок «Американский», он заслужил прозвище «Негритянский». При этом музыку отличает свойственная Дворжаку почти классицистская ясность и четкость структуры, прозрачность фактуры, стройность логики развития.

Квартет состоит из четырех частей. Каждая выполняет традиционную для цикла функцию: оживленное сонатное allegro, лирическое lento, скерцо в качестве третьей части и радостный финал. Мелодия главной темы первой части в исполнении альта, окруженного тремолирующим фоном остальных участников квартета, строится на пентатоническом звукоряде и «приправлена» упругими, лихими синкопами, что придает ей негритянский колорит, сразу привлекший внимание первых слушателей Дворжака. Побочная тема также основана на пентатонике, но теплота и «округлость» ее мелодики и гармонии напоминает уже о славянском фольклоре. Она написана в ля мажоре, образующим с основной тональностью красочное терцовое соотношение, и этот романтический «тандем» двух тем необычно сочетается с общей классической стройностью звучания. В разработке, драматичной, но не наполненной той истовой, глубокой напряженностью, которая обычно была свойственна романтикам того времени, Дворжак пользуется традиционными, «проверенными временем» приемами развития – в частности, вводит фугато перед началом репризы.

Вторая часть ассоциируется с жанром спиричуэлс – афроамериканским духовным песнопением. Простая, сдержанная тема, звучащая в начале у скрипки, а затем передающаяся другим солистам, проводится в сопровождении тонкого, изысканного, зыбкого аккомпанемента, мерцая красками то пентатоники, то переменного мажоро-минора. Особый колорит придают мелодии glissandi, имитирующие выразительное «грудное» пение, характерное для спиричуэлс.

Третья часть в жанре оживленного танцевального скерцо открывает еще одну «страницу» фольклора американской земли – индейскую, связанную с миром таинственных архаичных действ и языческих ритуалов. Первая тема удивляет в первую очередь нерегулярностью и «живостью» ритмики, с неожиданными синкопами и акцентами-«притоптываниями». Вторая контрастирует первой более протяженной и певучей мелодической линией, но объединена с ней общим «пульсирующим» движением первобытного танца.

В тему скерцо Дворжак помещает единственную во всем квартете цитату: несмотря на все разнообразие тем, очень точно воспроизводящих особенности американского фольклора, все они – исключительно авторские. Эта единственная, но очень забавная «цитата» - записанный композитором голос птички пиранги, которая порядком надоела Дворжаку своим назойливым пением. Эту лесную птичку он «увековечил» в одном из контрапунктов основной темы в партии скрипки.

Финал – традиционное рондо. Главная и побочные темы в пентатоническом ладу напоминают традиционные афроамериканские напевы: главная – бодрую и бойкую песню, возможно, мужскую рабочую, а побочная – более мягкую, женственную, близкую спиричуэлс. Тема среднего раздела рондо выдержана в духе медленного хорового пения, однако его быстро захлестывает настроение зажигательного и радостного танца, завершая весь квартет на самой приподнятой ноте.

В концерте выступит струнный квартет солистов оркестра Большого театра в составе Александр Майборода, Игорь Цинман (скрипка), Михаил Ковальков (альт), Арсений Котляревский (виолончель).

Наталия Абрютина

 

 
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ