К 185-летию со дня рождения Иоганнеса Брамса

13.03.2018

Отмечаем «небольшой юбилей Брамса, считавшего, что «писать музыку не так уж трудно, труднее всего — зачёркивать лишние ноты». А написал он ни много ни мало четыре симфонии, реквием, а также массу вокальных, фортепианных, камерных и хоровых сочинений. При жизни великого немца его творчеству давались противоречивые оценки: одни считали Брамса бесцветным академистом и консерватором, другие, напротив, восхищались его абсолютно гармоничным талантом. Наиболее проницательно высказался о тогда только еще начинающем композиторе Шуман, предрекший молодому автору «в идеальной форме выразить наивысшие чаянья своего времени».

Первое отделение целиком отдано вокалу: прозвучат песни («напевы») из разных опусов и Четыре песни для женского хора op. 17 с необычным сопровождением — арфы и валторны. Брамс неоднократно соприкасался с хоровым искусством: находясь в Гамбурге, он руководил женским любительским хором (для него и были написаны Песни), а переехав в Вену, возглавил сначала хор Певческой академии, а затем — хор и оркестр Общества любителей музыки. Музыкальные особенности Четырех песен говорят о высоком уровне любительского хорового музицирования в Германии времен Брамса. В них немало оригинальных композиторских решений (в частности, в области гармонии), для воплощения которых необходимо обладать достаточным мастерством и опытом. Привлекательной чертой Четырех песен является использование в них текстов классиков — Шекспира (Вторая песня) и Джеймса Макферсона (Четвертая), писавшего «от лица» легендарного шотландского поэта Оссиана. Песня на текст Оссиана-Макферсона отличается по характеру от остальных номеров, в целом светлых и прозрачных: это настоящая романтическая баллада, выдержанная в очень мрачном колорите.

Произведения для голоса с фортепианным сопровождением Брамс писал на протяжении всей жизни, создав в общей сложности около двухсот. Стиль его камерной вокальной музыки ярко национален. Что неудивительно, поскольку композитор всерьез интересовался народной музыкой, издавал обработки народных песен. О последнем своем сборнике, в который вошли сорок девять народных мелодий, он даже обмолвился: «С такой любовью, даже влюбленностью, я еще ничего не создавал». В своих авторских опусах Брамс продолжает линию камерно-вокальной музыки, идущую от Шуберта. В них преобладает песенное начало, мелодия чаще бывает напевной, чем декламационной, а форма — чаще куплетной, чем сквозной. Впрочем, встречаются и исключения. Так, например, в песне «Auf dem Kirchhofe» («На кладбище») на стихи Детлева фон Лиленкрона вокальная партия напоминает, скорее, речитатив, а не собственно песню. Превосходный пианист, Брамс всегда тщательно подходит к сочинению фортепианного сопровождения. У него нередко можно встретить переклички между фортепианной и вокальной партиями, а иногда фортепиано настолько «сопереживает» певцу, что полностью дублирует его голос (песни «Meine Liebe ist grün» («Как сирень, расцветает любовь моя») на стихи Феликса Шумана; «Immer leiser wird mein Schlummer» («Глубже все моя дремота») на стихи Германа Линга). А в опусе «Wir wandelten, wir zwei zusammen» («Бродили мы») на стихи Георга Даумера мы встречаемся еще с одним выразительным приемом: музыка начинается с фортепианной «заставки», задающей мечтательный и нежный тон, который затем подхватывается голосом. Вообще для вокального Брамса характерно чрезвычайное богатство оттенков в раскрытии лирического чувства. Достаточно сравнить, например, песни «In Waldeinsamkeit» («В лесном уединенье») на стихи Карла Лемке и «Sapphische Ode» («Ода Сафо») на стихи Ганса Шмидта. Оба они написаны в мажорной тональности и поются в медленном темпе. Однако если «Ода Сафо» имеет торжественный, но несколько отстраненный характер, то «В лесном уединенье» чувствуются доверительные личные интонации.

В отличие от вокальной лирики к жанру симфонии Брамс решился подступиться далеко не сразу. Первая симфония была написана в 1876 г., когда ему было уже сорок два года. Причиной такого «промедления» стало высокое чувство ответственности. Немецкая музыка уже «знала» к тому времени симфонии Бетховена, Шуберта, Шумана… Композитор полагал своей задачей, с одной стороны, не уронить художественный уровень, а с другой, попытаться все же сказать «новое слово». Находясь «на подступах» к симфонии, Брамс пишет небольшие оркестровые сочинения, такие как две серенады, op. 11 и op. 16. В программу вошла вторая из них — Серенада ля мажор, посвященная Кларе Шуман. В ней обращает на себя внимание необычная деталь оркестровки — отсутствие в струнной группе скрипок. Вместо них главные мелодические линии поручаются альтам или же деревянным духовым, выступающим здесь в роли активных солистов. Очень часто духовые «поют» дуэтом в терцию, и по этой детали можно почти безошибочно узнать стиль Брамса. В музыке Серенады отчетливо слышатся ритмы и мелодии немецких танцев, сообщающие ей бодрый, жизнерадостный характер. Только в третьей части — Adagio non troppo — автор дает волю печальным раздумьям, которые производят особенно сильное впечатление в окружении безыскусной и беззаботной музыки остальных частей.

В концерте примут участие Екатерина Щербаченко (сопрано), Екатерина Воронцова (меццо-сопрано), Михаил Казаков (бас), Артур Арзуманов (валторна), Александр Андрусик (валторна), Алла Королева (арфа), Камерный оркестр Большого театра (дирижер Михаил Цинман).

Оксана Усова

 

 
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ