Девять братьев Яны, Корсар и Зигфрид: точка пересечения – Большой

12.05.2018

Софийский театр оперы и балета не выступал в Большом с 1981 г. Более тридцати пяти лет прошло, не только тенденции в искусстве – весь мир изменился. Естественно, собираясь к нам, театр постарался подготовиться по максимуму. «Девять братьев Яны» откроют эти масштабные гастроли с программой, составленной продуманно и амбициозно.

«Девять братьев» – жемчужина в творчестве Любомира Пипкова, одного из «главных» болгарских композиторов, опера, в которой отразились и поиски национальной идентичности, и стремление дать сплав достижений европейской оперы XIX столетия с экспрессивным авангардным языком, свойственным музыке первых десятилетий XX-го.

Московским меломанам предоставляется уникальная возможность: 12 мая – только один раз! – ее можно будет услышать в Большом театре (уверены, что очень впечатляющий «визуальный ряд» тоже никого не оставит равнодушным) и при этом гордиться тем, что «кроме» ее можно услышать только в Софии, где в данной конкретной сценической версии она тоже появилась совсем недавно – всего каких-то полтора месяца назад!

Легко понять, почему приедет к нам и балет «Корсар» – следующий «пункт» гастрольной программы (13 мая). С одной стороны, это Петипа, наше «все», ставшее «всем» всего балетного мира, к тому же, в этом году отмечающего двухсотлетие со дня рождения великого обрусевшего француза. С другой, спектакль тоже совсем свежий: премьера состоялась в ноябре 2017 г. Балетоманы, безусловно, захотят «сличить» редакцию, идущую в Большом, с той, что покажут гастолеры. Впрочем, специалистом по Петипа традиционно выступает постановщик, не понаслышке знакомый с русским балетом, – Эльдар Алиев, перед тем как перебраться в США более десяти лет отдавший Мариинскому театру.

Продолжатся (и завершатся) гастроли тетралогией «Кольцо нибелунга». Музыкально искушенному человеку хорошо понятно, какое это трудоемкое и отважное предприятие – осуществить постановку всего вагнеровского цикла. Софийская опера (директор и режиссер Пламен Карталов) так мощно и в полном смысле слова для Республики Болгарии беспрецедентно (первая постановка за всю историю этого театра) решила отметить еще один двухсотлетний юбилей – Рихарда Вагнера. Премьеры следовали год за годом – «Золото Рейна» в 2010-м (на сцене Большого театра спектакль будет показан 18 мая), «Валькирия» – в 2011-м (в Большом – 19 мая), «Зигфрид» – в 2012-м (21 мая в Большом). «Гибель богов» (в  Большом 23-го) подоспела как раз к двухсотлетию, пришедшемуся на 2013 год. В репертуаре Большого сейчас Вагнера нет, зато его привозят наши гости!


Каинова печать и стрела возмездия: 
«ДЕВЯТЬ БРАТЬЕВ ЯНЫ 

Как в едином котле, смешались в этой опере оживший народный эпос, бытовая драма и средневековая мистерия. Колоритны и универсальны ее образы – «вечно женственная» Яна, ее злобный брат Грозник – болгарский «Каин» и брат-«антипод» с говорящим именем Ангел. Но правит бал, царит над всем замечательная музыка, яркая и модернистски экспрессивная. Режиссер-постановщик, Пламен Карталов, не устает восхищаться тем, насколько современно она звучит, и очень хочет добиться, «чтобы о ней говорили не только в Болгарии».

Эту оперу он ставит уже во второй раз. Нынешней постановкой, как он говорит, прежде всего отдает дань гению Любомира Пипкова (1904-1974) — композитора, который «подарил болгарской музыке национальный стиль, буквально создав его с нуля».

В конце 1920-х годов, обучаясь в Париже у известного композитора Поля Дюка («волшебника оркестра» и автора сверхпопулярного «Ученика чародея»), принимается молодой Пипков за свою первую оперу. Болгарский фольклор не был для него «экспонатом», который следовало бы отправить в этнографический музей, он ощущал его языком живым и ясным. И вот на этой основе, столь прекрасной и прочной, он и собирался создать новый «прогрессивный» стиль, под стать Стравинскому, Дебюсси и Бартоку. Своеобразие этой музыки Поль Дюка уловил с первых страниц: «Вы черпаете свой собственный стиль прямо из земли! Если сумеете завершить сочинение, как начали, — создадите шедевр!»

Он сумел. Опера была закончена по возвращении на родину, в 1932 г. Премьера состоялась пять лет спустя, в Софийском оперном театре.

В основу сюжета легла история XIV века, заимствованная из одноименной повести Николы Веселинова. Как и многие болгарские творцы того времени, Веселинов о современной жизни говорить был вынужден иносказательно, поэтому обращался к мифологии и народным преданиям. Государственный переворот 1923 г., приведший к кровавому Сентябрьскому восстанию и террору 1925-го, трагедиям и разочарованиям войны, – все это бередило умы и души, требовало выхода, но не могло беспрепятственно вылиться на бумагу или на сцену. Но крайне напряженную атмосферу, царившую тогда в Болгарии, очень точно передает неистовая экспрессия, которая есть в повести и опере.

nine-brothers-text.jpg
Сцена из спектакля. Фото Светослава Николова.


Карталов: «Ревность, злоба, зависть к чужому таланту. Да разве они существовали только в средневековье и сегодняшний мир избавлен от пороков? Яна совершает возмездие, убивая «черного душой» брата и восстанавливает космическое равновесие. Вместе с крахом старого порядка рушится патриархальное общество, гибнет семья Яны. Но вместе с тем происходит и преображение, самый настоящий катарсис, отсылающий нас к другим «берегам» — классической греческой трагедии».

В сценографии спектакля главным образом стало «космическое дерево» — символ жизни, единства вселенной и людей. Укорененное в земле и кроной упирающееся в небо, оно является посредником миров и хранителем наследственной памяти и традиций. Огромный ствол дерева — это место обитания человека, его дом, его благополучие. Но конфликты между людьми приводят к его постепенному высыханию… (Кульминация оперы — сцена, в которой Грозник, обрубает топором руки своего брата-резчика Ангела, — сопровождается внезапным расщеплением огромного иконостаса на фоне кроваво-красного горизонта).

В конце концов Грозник видит, что его дом почернел и повалился, а ранее плодоносящее фруктовое дерево совершенно засохло. Так же и его семье, пораженной завистью, предстоит развалиться, стать жертвой в неравной борьбе между добром и злом.

«Космическое дерево» перекликается с образами германской мифологии: из ветви священного ясеня верховный бог Вотан сделал копье, чтобы править миром. И мир этот тоже терпит крах. Так что финалы «Кольца нибелунга» и «Девяти братьев» очень хорошо рифмуются в своем апокалиптическом символизме.

Но о тетралогии – чуть позднее. Продолжение следует.

 

 
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ