«Радость и простота»

22.09.2018

Гоголь и Мусоргский – идеальное сочетание для легендарного режиссера, всю свою жизнь преклонявшегося перед тем и другим. Яркий, сочный язык Гоголя, практически «осязаемый» украинский колорит, фантасмагоричность ситуаций и персонажей, лиризм и юмор, доходящий до гротеска, нашли абсолютно равноценное воплощение в звучной партитуре Мусоргского, которая заставила Малороссию заиграть очень узнаваемыми и в то же время как будто совершенно новыми, свежими красками.

Покровский не должен был пройти мимо этой оперы ни в коем случае, тем более удивительно, что ставил он ее по заказу – парижской Комической оперы (то есть Opera Comique). Национальный колорит костюмов, декора и бутафории превзошел все возможные ожидания и дошел до подлинно реалистичного гротеска, что, разумеется, придало этой постановке совершенно экзотический характер в глазах французского зрителя.

Что касается отечественных рецензентов, то они, конечно же, в «Сорочинской» алкали не экзотики… Но «последний из могикан» вновь сумел потрясти воображение, продемонстрировав свое ноу-хау – мастерски поставленную массовую сцену, которая являет собой единый мощный образ и в которой, однако, едва ли не каждый отличается лица необщим выраженьем и каждый занят своим делом.

Сейчас, уже не в 2000-е, а практически 20-е годы XXI столетия наряду с желанием прикоснуться к авангардному и суперсовременному в искусстве начинают просыпаться и ностальгические чувства, некая грусть по тем временам, «когда деревья были большими» (советский кинематограф, реалистическая живопись середины прошлого века – пусть всё не без того же экзотического привкуса – возвращают к себе утраченный было интерес; жанровый ряд при желании может быть и продолжен).

Как известно, «Сорочинская» осталась незавершенной. Но это замечательное сочинение (единственная опера-буффа в наследии Мусоргского!) не оставило равнодушными многих композиторов, которые хотели видеть его пригодным к сценическому воплощению. Борис Александрович выбрал редакцию Виссариона Шебалина, считая ее «образцом высочайшей музыкальной культуры».

«Сорочинская ярмарка» дважды побывала на подмостках Большого театра – в 1925 г. (редакция Ю. Сахновского – с разговорными диалогами), дирижировал маэстро Голованов, и в 1952-м (редакция Шебалина) – спектакль ставил Леонид Баратов, партия Афанасия Ивановича стала большой удачей Сергея Лемешева.

«Нас вдохновлял Мусоргский, который, в свою очередь, был вдохновлен Н. В. Гоголем. Сочетание двух этих имен мы понимаем как нечто доброе и сердечное, душевное и очищающее нашу жизнь, наш труд, само существование в этом мире! Сегодня Мусоргский и Гоголь радуют нас. Может быть и зритель, пришедший к нам, разделит нашу радость? Радость, простоту, покой и красоту слышим мы в сказочной, созданной Гоголем и Мусоргским, «Малороссии».
Борис Покровский

 

 
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ