Большой на сцене Колизея-4

10.08.2007

«Дон Кихот»

Наталья Осипова (в ее 21 год) — одна из пяти или шести лучших виденных мною исполнительниц живой, озорной героини балета «Дон Кихот». Она могла бы — и обязательно сможет — добавить больше красок в характер, но что касается исполнительской яркости, виртуозности и чувства юмора, она и сейчас уже неотразима. Такие парящие прыжки, такие бешеные круги по сцене, совершенно ослепительные двойные фуэте — она танцует так мощно, что вы едва ли сможете заметить, какая миниатюрная она на самом деле. Большой балет нашел теперь для нее достойного партнера, который даже еще моложе, чем она: это Иван Васильев, крепкий, но легкий, способный до бесконечности повторять свои потрясающие трюковые прыжки или вращения и, что совершенно очевидно, наслаждающийся каждым мгновением своего пребывания на сцене.

Им повезло, что они танцуют этот старый балет в жизнерадостной постановке Алексея Фадеечева. Он отполировал и выгодно подчеркнул все его самые заметные сцены и разнообразные, захватывающие танцы и добился того, чтобы сюжет и танец засияли одинаково ярко. И труппа — на высоте: она не упускает ни одной предоставляющейся ей возможности. Приходилось видеть и более забавного Гамаша, комичного соперника Базиля, но в остальном — слабых звеньев не было. Даже заглавный персонаж, который всегда может показаться неубедительным, в исполнении Алексея Лопаревича становится абсолютно живым. И в сцене сна у него целых три видения, за которыми он вполне мог бы погнаться: Екатерина Шипулина и Нина Капцова, присоединившиеся к Осиповой, когда она пребывала в обличье Дульсинеи. Сопровождавшие их дриады тоже были великолепны. В других сценах Кобахидзе, Крысанова, Ребецкая и Стеблецова — цветочницы и подружки невесты, исполняя свои сольные номера, показали богатство возможностей молодых артистов труппы. Артем Шпилевский-Тореадор танцевал в соответствии со своей привлекательной внешностью. А если один или два народных танца были исполнены с перехлестом эмоций, это все равно лучше, чем если было бы наоборот. И держу пари, вы никогда не слыхали, чтобы музыку Минкуса играли с таким энтузиазмом и в таком темпе.

Джон Персиваль
«Стейдж», 10.8.2007

«Дон Кихот»

«Дон Кихот» — одна из тех драгоценностей в репертуаре Большого балета, что практически гарантированно вызывает у вас улыбку. Но представление, которым Большой балет открыл краткую серию показов этого балета, было захватывающим во всех отношениях, начиная с впечатляющего напора большой и сильной труппы и заканчивая великолепными выступлениями двух молодых исполнителей главных партий, самой судьбой предназначенных стать звездами.

Потрясающая постановка Алексея Фадеечева 1999 г., основанная на оригинале Петипа XIX века и версии Горского 1900 г., в прекрасном состоянии. Она буквально пенится жизнерадостным танцем и отличается самым динамичным развитием сюжета, какой мне только доводилось наблюдать за последние годы. Тореадоры, горожане, цыгане, призрачные дриады обеспечивают красочный фон для центральной любовной истории Китри и Базиля, в то время как комический дуэт Дон Кихота и Санчо Пансы вплетает себя в действие так, словно разыгрывает балетную версию Лорела и Харди (американские киноактеры-комики — ред.). Каждый играет каждую минуту, что находится на сцене, — приятно посмотреть! Дриады необыкновенно женственны, изысканно прекрасны. А музыка Минкуса в исполнении оркестра Большого под управлением Павла Клиничева предстает куда более живой и сложной, чем мы привыкли о ней думать.

Ведущую роль в триумфе первого представления сыграла Наталья Осипова, двадцати одного года от роду. Ее Китри — одно из самых удивительных богатств Большого. Она вылетела пулей на сцену и за все три акта практически ни разу не остановилась, чтобы перевести дыхание. Озорная и пылкая, она танцевала с безграничным весельем, паря над сценой так, как будто завтра не наступит никогда, накручивая один каскад туров за другим. Однако когда в сцене Сна Дон Кихота понадобилось продемонстрировать чувство гармонии и грацию, она продемонстрировала их на редкость уверенно. Безупречная балерина.

Никто не позаботится о тебе, кроме тебя самого, когда ты танцуешь с Осиповой. Но восемнадцатилетний Васильев меньше всего выглядел напуганным. Прыжок, который она делает, летя к нему на руки, заставил бы побледнеть взрослых мужчин, но его Базиль остался достаточно спокоен — чтобы поймать ее. Его танец не меньше заставляет открыть рот от удивления, особенно его игнорирующие силу тяготения прыжки. Произвел приятное впечатление и его комедийный дар — особенно в сцене притворной смерти. Он и Осипова — действительно взрывная пара. Если уже сейчас они способны на все это, представьте только, чего от них можно ожидать в будущем.

Дебра Крейн
«Таймс», 13.8.2007
(постановка отмечена пятью звездочками)

«Дон Кихот», Колизей, Лондон

Без преувеличения, шесть звезд — это, кажется, будет то, что нужно. Давно я не наблюдал такой эйфории на балетном спектакле: публика пребывала в крайнем возбуждении — взрывы аплодисментов и возгласы изумления сопровождали сольные номера, и это удовольствие от танца встречало соответствующий радостный отклик на сцене. Поздравляю и еще раз поздравляю.

Что послужило причиной (для столь бурной реакции)? Невероятный уголок Испании, солнечный «Дон Кихот» Большого балета (поставленный Алексеем Фадеечевым) с Натальей Осиповой в партии Китри (мы были восхищены ее дебютом в прошлом году) — и восемнадцатилетним Иваном Васильевым в партии Базиля. И Павлом Сорокиным (на самом деле дирижировал Павел Клиничев — ред.), который штурмовал партитуру на бешеной скорости: никаких раздумий, энергия в каждой фразе, зажигательная радость.

Ничего удивительного, что нас «загнали в угол», и мы вскрикивали всякий раз, когда Васильев делал высоко в воздухе совершенно невозможные вещи. Осипова вихрем летала над сценой и повышала свои ставки еще более легкими, и еще гораздо более легкими, прекрасными прыжками. Эту «божественность» Юлиана Малхасянц рвала в клочья, обращала в цыганскую страсть (все знают, что это такое) и делала что-то еще, мною доселе невиданное, в Цыганском танце второго акта. Если немного конкретнее, у Осиповой — баллон, элевация и скорость, от которых захватывает дух. Танец возносит ее к небесам, заставляет перелетать через сцену, и впечатление от него усиливает переполняющая его юная свежесть ее мастерства, таким пылким делает его то явное наслаждение, которое она испытывает, танцуя. Характер прекрасно обрисован благодаря щедрости чувств, горячей пылкости эмоций. Со времен Плисецкой и Максимовой не видали мы такой восхитительной Китри, и никто еще не был более предназначен судьбой для этой роли. Такая Китри ничего испортить не может.

Васильев — молодой, среднего роста, с уже феноменальной элевацией. («Спускайся!» — как говорили педагоги парящему Нижинскому). Он может сделать столько пируэтов, сколько захочет. Его линии чисты, академичная форма танца достойна уважения. Он пылкий, энергичный и уже достаточно хороший актер, чтобы мы (и Китри) поддались его обаянию. У него благородные манеры, и он умеет преподнести свое мастерство. Ему угрожает опасность превратиться в «трюкача», израсходовать свой талант до того, как он созреет. А спасение — в том, что Большой показывает ему, как превратить трюки в искусство балета и драмы. Базиль в его прочтении предстает счастливым и добросердечным.

Это был во всех отношениях потрясающий вечер, за что мы должны выразить глубокую признательность всем, кто был на сцене. А Большой должен сохранить подобный вечер для потомков, сняв фильм на основе «живого» представления с этим составом.

Клемент Крисп
«Файнэншл таймс», 12.8.2007

Шумно хлынул «Дон»

Фейерверка — вот чего нам хотелось, его мы и получили. Фейерверк, набат, сирена — «грянуло» все сразу. «Дон Кихот» Большого — это разгул шума и красок. Здесь нет психологических тонкостей, только «пантомимные» образы, абсурдный сюжет, преувеличенная актерская игра и музыка куда менее испанская, чем корнуоллские пирожки. Зато «Дон Кихот» полон незамысловатого веселья, а с Натальей Осиповой и Иваном Васильевым в главных ролях — еще и звенящего танца.

Эта пара — самая обсуждаемая из всех звезд Большого во время его нынешнего визита. И хотя им недостает изящества и отточенности зрелого мастерства, присущих иным премьерам труппы, эти два солиста — в расцвете той буйной юности, отпечаток которой несет на себе этот балет. Восемнадцатилетний Васильев — как открытая книга: юный, бесстрашный, счастливый, то есть такой, каким и должен быть его персонаж. Базиль, парень без гроша в кармане, любит Китри, и она отвечает ему тем же. Но ее отец хочет, чтобы она вышла замуж за местного толстосума, хотя тот больше интересуется своей шляпой, украшенной перьями, чем юными девицами.

О Васильеве очень много говорят, и большая часть того, что довелось услышать, — правда. Он родился в далеком Владивостоке и своим образованием скорее обязан белорусской, чем престижной Московской школе. У него — потрясающие прыжок и вращение, хорошая устойчивость, но в качестве партнера он чувствует себя менее уверенно, особенно, что касается поддержек.

Это, безусловно, от недостатка опыта и со временем исправится. Только немного удивляешься тому, что его ставят в партии, которые должны были бы быть лучше отрепетированы. Однако они с Осиповой составляют прекрасную пару, к тому же, подходят друг к другу по росту и комплекции и обладают равной сценической энергией и шармом. (Завтра они снова танцуют «Дон Кихот», и это стоит не пропустить.)

Осипова, которой тоже всего-то двадцать один год, просто как пороховая бочка, всегда готова взорваться энергией и радостью. Прыгает с наслаждением и так неистово швыряет себя в руки Васильеву, исполняя «полет» в первом акте, что вам остается только рот открыть от удивления. Это все смотрится потрясающе и затмевает всех остальных на сцене. Хотя Артем Шпилевский-Тореадор здорово «крадется» по сцене, а Ирина Зиброва демонстрирует потрясающую гибкость в партии Мерседес. Также хороши были очаровательный Амур Нины Капцовой и сумасшедший Испанский танец Юлианы Малхасянц.

Сара Фрейтер
«Ивнинг стандарт», 10.8.2007

Перевод Натальи Шадриной