Дитя и волшебство театра

19.01.2013

Большой театр вновь обращается к детской аудитории. Вслед за балетом «Мойдодыр» (мировая премьера — 21 декабря 2012 г.) в репертуар Большого впервые входят сценические версии оперы М. Равеля «Дитя и волшебство» и «Путеводителя по оркестру» Б. Бриттена. Премьерная серия показов состоится 19-го (12.00 и 19.00) и 20 января 2013 г.


Декорация к первой картине.

Равель неоднократно использовал в своем творчестве сказочные сюжеты и с удовольствием писал для детей. Достаточно вспомнить его знаменитую «Матушку Гусыню», вдохновленную народными французскими сказками, в свое время обработанными и изданными Шарлем Перро. «Матушка Гусыня» родилась в образе сюиты для фортепиано в четыре руки (1908-10 гг.), затем композитор оркестровал ее (1911 г.); а через некоторое время, дополненная несколькими эпизодами, эта музыка легла в основу балета «Сон Флорины» (1912 г.). (Но еще до «Матушки Гусыни» появилась на свет исполненная поэзии и волшебства пьеса «Рождество игрушек», написанная (на собственные стихи) для голоса и фортепиано (1905 г.). Образы этой пьесы также не отпускали композитора — и в 1906 г. он оркестровал ее.)

История первой и единственной «детской» оперы Равеля началась с того, что ему был заказан... балет. Директор Парижской оперы Жак Руше попросил композитора написать «Балет для моей дочки» — по одноименной стихотворной сказке известной французской писательницы и актрисы Сидони-Габриэль Колет, ставшей и автором либретто. Равель предложение принял сразу, но взялся за работу лишь три года спустя — в 1920 г. В ходе работы изменилось не только название, но и жанр произведения: «сказочный балет» превратился в «лирическую фантазию». По просьбе композитора либретто неоднократно переписывалось.

Работа над оперой шла очень медленно, пока в 1924 г. ею не заинтересовался директор Оперы Монте-Карло Рауль Гюнсбург. Лишь тогда композитор отложил все остальные замыслы и полностью сосредоточился на своей музыкальной сказке. «Я уже давно не вижусь ни с кем, кроме моих лягушек, негров, пастушков и тому подобных тварей», — писал он. И в другом письме: «Тружусь не отрываясь, никого не вижу».

В конце 1924 г. опера была закончена, а в 1925 г. впервые представлена в Монте-Карло. Композитор охарактеризовал свою «лирическую фантазию» так: «Мелодическое начало, господствующее в ней, опирается на сюжет, который мне хотелось трактовать в духе американской оперетты. Либретто г-жи Колетт позволяло подобную вольность в музыкальной феерии. Тут господствует пение. Оркестр, хотя и не лишенный виртуозности, остается на втором плане».
И написал о тех непростых задачах, которые выдвинуло перед постановщиками его новое сочинение: «Наша работа требует необычного постановочного решения: действующих лиц много, а фантасмагория происходит все время. Здесь, как в американской оперетте, танец должен быть постоянно и тесно связан с действием. Сейчас в Опере Монте-Карло восхитительная труппа русских танцовщиков и превосходный балетмейстер, г-н Баланчин».

Либретто оперы содержит разные мотивы сказок Перро, братьев Гримм, Андерсена, Метерлинка и само построено по законам волшебной сказки: здесь и «отлучка родителей», и «переход в другой мир» («таинственный лес»), и «посвящение», пройдя которое Дитя открывает в себе новое чувство — сострадание — и возвращается в реальный мир, к Маме.


Фрагмент декорации к первой картине.

«Фантазия» состоит из разомкнутых сцен, различно стилистически окрашенных. Равель создает своего рода путеводитель по музыкальным жанрам, старинным и современным, давая каждой из оживающих в доме вещей острые стилевые характеристики: комически «неуклюжим» слышится менуэт Кресла и Кушетки, безумным — марш сломанных Часов, исполненным флирта — фокстрот Чайника и Чашки. Огонь поет арию-сицилиану. Пастушки разыгрывают свою пастораль. Ария Принцессы звучит светло и лирически. А Задачник пускается в головокружительный канкан.

Вторая картина, действие которой разворачивается в саду, отдана вальсам. Равель широко применяет звукоподражание, имитируя мяуканье, кваканье, стоны дерева. Включает в оперу немузыкальные шумы (скрип, треск). Использует новый тип вокализации. Апеллирует одновременно и к традиции французской оперы-балета XVIII века, и к современной «американской оперетте».

Большой театр совсем недавно уже «имел дело» с этим замечательным сочинением Равеля, способным, конечно же, увлечь не только ребенка: в 2010 г. оркестр Большого и певцы, свои и приглашенные, представили на суд слушателей ее в концертном исполнении под управлением французского дирижера Бенжамена Пьоннье.


Репетицию ведут Энтони МакДональд и его «команда».

За первое в Большом театре сценическое воплощение оперы взялась англо-канадская постановочная команда. Это режиссер и художник Энтони Макдональд, художник по свету Д.М. Вуд и хореограф Люси Бурдж.

Энтони Макдональд награжден Королевским обществом искусств Великобритании почетным титулом «Королевский промышленный дизайнер», отмечен премиями Международной выставки сценографии и сценического пространства «Пражская квадриеннале». В качестве художника сотрудничает с режиссерами Ричардом Джонсом и Тимом Олбери.
Часто выступает в качестве и режиссера и художника одновременно: осуществил постановку тетралогии «Кольцо нибелунга» Р. Вагнера в Национальной Рейсопере (Нидерланды), поставил оперы — «Русалка» А. Дворжака и «Пиковая дама» П. Чайковского в Опере Грейндж Парк (Нортингтон, Великобритания), «Мария Стюарт» Г. Доницетти в Опере Норт (Лидс, Великобритания), «Аида» Дж. Верди и «Самсон и Далила» К. Сен-Санса в Шотландской опере (Глазго).

Д. М. Вуд работает как в музыкальном, так и в драматическом театре — преимущественно в Великобритании, США и Канаде. Создавала световые партитуры для спектаклей Королевской оперы Ковент-Гарден, Оперы Монреаля, Канадской оперной компании (Торонто), Оперы Хьюстона, сотрудничала со многими драматическими театрами Нью-Йорка. Награждена британской премией «Рыцарь освещения».

Хореограф Люси Бурдж — постоянный соавтор Энтони Макдональда и Ричарда Джонса, работала в Королевской опере Ковент-Гарден, Баварской государственной опере (Мюнхен), Уэльской национальной опере, Опере Франкфурта и др.


Фото с репетиций Дамира Юсупова.

Музыкальным руководителем постановки стал главный дирижер Большого театра Василий Синайский, дирижеры-постановщики — Александр Соловьев и Алексей Богорад.
В спектакле примут участие солисты Большого театра Анна Аглатова, Ульяна Алексюк, Александра Кадурина (они принимали участие и в концертном исполнении этой оперы), Андрей Григорьев, Николай Казанский, Станислав Мостовой, Константин Шушаков; а также приглашенные солисты, часто выступающие на сцене Большого, — Ксения Вязникова, Наталья Дмитриевская, Александра Кубас, Алина Яровая, Михаил Серышев; и «новобранцы» — солистка театра Новая опера Александра Саульская-Шулятьева, солистка Мариинского театра Екатерина Сергеева, а также артистки Молодежной оперной программы Юлия Мазурова и Нина Минасян.

ЭНТОНИ МАКДОНАЛЬД:
— С одной стороны, мы хотим создать спектакль, адресованный именно ребенку. С другой же, конечно, надеемся на то, что он будет интересен и детям, и взрослым. Это изумительно красивая музыка, написанная на совершенно очаровательное и действительно полное чудес либретто. Наш спектакль должен быть ясным, прозрачным для ребенка и в то же время ярким и современным. Согласно либретто, действие происходит в начале прошлого века в Нормандии. Едва ли воспроизведение соответствующего антуража может быть понятно и близко современному русскому ребенку. Поэтому у нас будет «русский» дом, хотя не узко специфичный, ведь русские дети так же открыты миру благодаря телевидению и интернету, как и все другие. Не будучи озабочен никакими специальными «посланиями», я все же хочу подчеркнуть, что дети и должны быть открытыми, но не только благодаря ТВ или всемирной паутине, но и своему любопытству, фантазии и готовности к сочувствию.