«Гвоздь» сезона — на сцене Большого театра балет Парижской оперы

10.02.2011

Визит Парижской оперы всегда был событием в жизни настоящего балетомана. Билеты расходились моментально, спектакли, не успев окончиться, становились частью коллективной культурной памяти, артисты раз и навсегда провозглашались кумирами, обнаруженные тенденции развития подвергались тщательному анализу. Большой театр четырежды принимал у себя балет Парижской оперы: в 1958, 1969-70, 1977 и 1991 гг. Двадцать лет прошло с тех пор, как балет Парижской оперы приезжал к нам в последний раз. И хотя мы постоянно приглашаем отдельных гастролеров, а многие наши балетоманы теперь следят за тенденциями развития балета Парижской оперы, сидя в зрительных залах самой Парижской оперы, настоящие, полномасштабные гастроли балета Опера де Пари на сцене Большого театра по-прежнему остаются событием с большой буквы.

И сама программа гастролей составлена так, что способна вызвать ностальгические чувства. Для знатоков — это ретроспектива, уводящая в глубь прошедшего века. Ну а для неофитов — достижения, и такие разноплановые, французского балета XX столетия. Три одноактных балета, которые будут показаны в один вечер, созданы тремя «титанами», столь же легендарными как во Франции, так и в России. Это Серж Лифарь (1904-1986), Морис Бежар (1927-2007) и Ролан Пети (р. в 1924). Лифарь представлен знаменитой «Сюитой в белом» на музыку Э. Лало (1943 г.). Бежар — выдающимся балетом «Болеро» М. Равеля (1960 г.), Ролан Пети — балетом «Арлезианка» на музыку Ж. Бизе (1974 г.), также снискавшим немалую известность.

Премьера «Сюиты в белом» состоялась в Парижской опере и, хотя с тех пор прошло уже более полувека, французы этот балет забвению не предали. Что касается Парижской оперы, то она привозила его в Москву уже дважды — в 1958 г. и 1970-м. Родоначальник неоклассического стиля, мастер совершенных симметричных построений, сумевший в абсолют возвести чистую балетную геометрию, в этом балете, продолжающем традиции так называемого «белого балета» рубежа XIX- XX веков, Лифарь предложил такое испытание на прочность техникой, помноженной на элегантность, что выдержать его способны только самые виртуозные и рафинированные труппы.

«Болеро» Бежара — тот особый и редкий случай, когда балет, имеющий свою мифологию (знаменитейшая пьеса Равеля была «адресована» экстравагантной Иде Рубинштейн, по танцам которой с ума сходил Париж в начале прошлого столетия), обрел вторую жизнь настолько яркую, что затмил уже сложившуюся легенду. Музыка эта завораживала многих хореографов, но только Бежар смог зазвучать «на той же ноте», что и сам Равель. Этот балет — из тех шедевров, про которые Кокто говорил, что они притягивают к себе исполнителей. «Я был в Советском Союзе персоной нон грата. Мне однажды рассказали, что у кого-то из власть имущих спросили, почему они не хотят пригласить Бежара, и тот чиновник ответил: потому что Бежар — это либо секс, либо религия. „Болеро“ — это не то и не другое. Но в исполнении Майи я обнаружил и некую духовность, которая возвысила этот балет до божественных вершин, и страстность, которая придала ему эротизм», — рассказывал Бежар об исполнении главной партии страстно полюбившей этот балет Плисецкой.

«Болеро» — некий магический ритуал, и духовный, и эротический, и какой-то еще, способный и расчленить музыку на составляющие, и придать ей зримые очертания. Москва видела этот балет неоднократно, но зрителей он притягивает так же, как исполнителей. Тем более что есть у него дополнительная интрига: партию Мелодии, которая исполняется на большом круглом столе (такой стол был и в балете, созданном Брониславой Нижинской для Иды Рубинштей) под «аккомпанемент» окружающего этот стол кордебалета, Бежар предназначил как женщине, так и мужчине. Так что «Болеро» Бежара, словно «Хазарский словарь» Павича, имеет и мужскую, и женскую версии. Поставленное им для собственной труппы, в репертуар Парижской оперы «Болеро» Бежара вошло в 1970 г. Среди исполнителей главной партии были выдающиеся артисты, в том числе Мари-Клод Пьетрагала, Сильви Гиллем, Патрик Дюпон, Эрик Вю-Ан, Шарль Жюд, Николя Ле Риш...

Ролан Пети давно уже стал «гражданином мира». Но «Арлезианка», культовый французский балет и, что даже еще интереснее, культовый балет Прованса, призвана напомнить о тех временах, когда он руководил Национальным балетом Марселя (1972-98 гг.) — труппой, потерявшей благодаря ему «провинциальность» и добившейся мировой известности. Балет во славу Прованса, столицей которого, как известно, и является Марсель, гостеприимно принявший в свое лоно Ролана Пети, оставившего Париж — столицу мира, хореограф создал на заре своей деятельности в этом благословенном крае. Весь балет — плоть от плоти Прованса. Литературный первоисточник — драма Доде «Арлезианка» (Арль — тоже провансальский город). Музыка написана Бизе специально к этой драме. Декорация воспроизводит арльские пейзажи Ван Гога. И хореография с ее выразительными «крестьянскими» танцами проникнута духом народного танца. Впрочем, страстный мужской монолог, требующий технической выносливости и мощного темперамента, производит не меньшее впечатление, чем массовые сцены. В прошлом году ряды исполнителей партии Фредери пополнил премьер Большого балета Иван Васильев, выступивший в этом балете в спектакле Римской оперы. А в репертуаре Парижской оперы «Арлезианка» появилась в 1997 г.

Полнометражный балет, вошедший в гастрольную программу, принадлежит уже новейшим временам, «отвечая» за конец века — XX-го. Это «Парк» на музыку В.А. Моцарта, поставленный Анжеленом Прельжокажем по заказу Парижской оперы (1994 г.). Однако это Прельжокаж еще до «Тысячелетия покоя», то есть еще совсем не тот, что творил в стенах Большого совсем недавно. В «Парке» — классический вариант — сошлись «век нынешний и век минувший». Это настоящий «Версаль», где царит куртуазный дух и завязываются опасные связи. Кринолины и камзолы танцуют изысканно и современно, тонкий, легкий флер иронии окутывает все действо, и не видно швов между «серьезом» и пародией. Но садовники-купидоны, появляющиеся под звуки электронной музыки, шлют нам привет совсем из другого времени, сообщая еще большей таинственности тенистой сени придворного парка...

Программа одноактных балетов будет показана 10, 11 февраля (начало в 19.00) и 12 февраля (начало в 13.30 и 19.00).
Балет «Парк» пойдет 15, 16 и 17 февраля (начало в 19.00).

Программа одноактных балетов


10 февраля

«Сюита в белом»

Ева Гринштайн
Стефани Ромбер
Сара Кора Даянова

Людмила Пальеро

Флориан Маньене
Жосуа Оффалт

Мириам Улд-Брахам

Летиция Пюжоль

Эмили Козетт

Матье Ганьо

Изабель Сьяравола
Жозе Мартинез

Дороте Жильбер

«Арлезианка»

Клермари Оста
Жереми Белингар

«Болеро»

Николя Ле Риш
Кристоф Дюкен
Гийом Шарло
11 февраля

«Сюита в белом»

Ева Гринштайн
Сабрина Маллем
Лора Эке

Людмила Пальеро

Эмманюэль Тибо
Алессио Карбоне

Дороте Жильбер

Матильд Фрусте

Эмили Козетт

Карл Пакетт

Летиция Пюжоль
Матье Ганьо

Мелани Юрель

«Арлезианка»

Клермари Оста
Жереми Белингар

«Болеро»

Мари-Аньес Жилло
Кристоф Дюкен
Гийом Шарло
12 февраля (13:30)

«Сюита в белом»

Лоранс Лаффон
Стефани Ромбер
Сара Кора Даянова

Сабрина Маллем

Флориан Маньене
Жосуа Оффалт

Мириам Улд-Брахам

Летиция Пюжоль

Людмила Пальеро

Матье Ганьо

Изабель Сьяравола
Жозе Мартинез

Дороте Жильбер

«Арлезианка»

Элеонора Аббаньято
Алессио Карбоне

«Болеро»

Николя Ле Риш
Кристоф Дюкен
Гийом Шарло
12 февраля (19:00)

«Сюита в белом»

Ева Гринштайн
Стефани Ромбер
Лора Эке

Людмила Пальеро

Эмманюэль Тибо
Алессио Карбоне

Дороте Жильбер

Матильд Фрусте

Эмили Козетт

Карл Пакетт

Летиция Пюжоль
Матье Ганьо

Мелани Юрель

«Арлезианка»

Клермари Оста
Жереми Белингар

«Болеро»

Мари-Аньес Жилло
Кристоф Дюкен
Гийом Шарло


«Парк»


15, 17 февраля
Изабель Сьяравола
Карл Пакетт

16 февраля
Эмили Козетт
Флориан Маньене

В составе исполнителей возможны изменения.

 

 
Генеральный спонсор Большого театра – банк Credit Suisse
Генеральный партнер Большого театра – инвестиционная группа Абсолют
Привилегированный партнер Большого театра – ГУМ